История психологии с точки зрения ценностно-ориентированного подхода. Сборник статей./Эриксоновский гипноз (Милтон Эриксон)

Материал из Викиучебника — открытых книг для открытого мира
Перейти к навигации Перейти к поиску

Список актуальных задач здесь

Содержание


  1. Психоанализ (З.Фрейд)
  2. Гештальт психология (Фредерик Перлз)
  3. Трансперсональная психология (С.Гроф, К.Уилбер, Ч.Тарт, Эми и Арни Минделл)
  4. Транзактный анализ (Эрик Берн)
  5. Системный подход (Берт Хеллингер, Гунтхард Вебер)
  6. Юнгианский анализ (Карл Густав Юнг)
  7. Эриксоновский гипноз (Милтон Эриксон)
  8. Психосинтез (Роберто Ассаджиоли)
  9. Поведенческая психология
  10. А.Маслоу
  11. В.Франкл
  12. К.Роджерс

Биография[править]

Милтон Эриксон (анг. Milton Hyland Erickson) родился в городе Аурум (штат Невада, США) 5 декабря 1901 в семье фермера. Милтон был ребенком с замедленным развитием, у него были проблемы с чтением (дислексия), он страдал дальтонизмом, не мог различать звуки по высоте. Но Эриксону удавалось преодолевать, излечивать свои недуги благодаря аутогенным и гипнотическим тренировкам. Тогда Эриксон их называл «вспышки света» и «творческие моменты».

В 17 лет Милтон заболел полиомиелитом. Был практически полностью парализован, прикован к кровати. Доктора предсказывали скорую смерть мальчика. Критический момент настал вечером через несколько дней после приступа, три врача за дверью больного тихо совещались и объясняли матери Эриксона, что ее сын умрет к утру. Вот как вспоминает эту ночь сам Милтон Эриксон:
«Я лежал в кровати, стараясь подслушать то, о чем говорят доктора и родители в другой комнате. По их мнению, к утру я должен был умереть. Я был очень зол. Через несколько минут в комнату зашла мать, и я попросил ее передвинуть комод так, чтобы он встал напротив моей кровати. Мать посчитала, что у меня бред, моя речь к тому моменту была еле различима, но она сделала то, что я просил. В комоде было зеркало и под получившимся углом я смог бы увидеть закат. И будь я проклят, если это будет мой последний закат. Если бы я умел рисовать, я бы непременно изобразил тот прекрасный вид. Я смотрел и видел, как сияло огромное небо... Я потерял сознание. Наконец через три дня я проснулся. Я помнил закат и гнев, который испытывал тем вечером. Представив снова изображение, которое видел в последние минуты я, сделав над собой усилие, смог спросить у отца: «Куда делся забор, дерево и огромный валун, стоявший напротив окна?». Отец сказал, что они там же где и всегда. В моих же воспоминаниях их не было. Тогда я сделал вывод, что подсознательно смог изменить свое восприятие действительности, сконцентрировавшись на закате. На основе полученного опыта я смог бы исправлять свои изъяны и поправить здоровье. В тот же момент задумался над вопросом: "Как буду зарабатывать себе на жизнь?". Я не обладал силой и здоровьем фермера, но возможно смог бы стать врачом».

Милтон Эриксон вопреки диагнозам врачей шел на поправку. Он еще не мог нормально разговаривать и большую часть времени проводил в постели. Уже тогда в его голове развивались теории о значении невербальной коммуникации, языке теле. О противоречии слов и жестов и о влиянии подсознания.

«Лежа на кровати, еще не отойдя от паралича, я мог двигать только глазами и слушать. Парализованному человеку, находящемуся на ферме со своими родителями, братом, семью сестрами и медсестрой, заняться особо нечем. Поэтому единственным моим развлечением было наблюдением за домочадцами. Вскоре я смог отличать, когда мои сестры обманывают, а когда говорят правду. Я изучал их невербальный язык, язык тела. Кроме этого младшая сестра росла на моих глазах, когда меня парализовало, она могла только ползать, мне же удалось увидеть, как она училась вставать и делать первые шаги...»

Наблюдая за своей младшей сестрой, Милтон Эриксон начал концентрироваться на "памяти тела" о мускульной активности. Он вспоминал, как ходил, как управлял своим телом. При этом тело медленно начинало восстанавливать активность некоторых участков. Вскоре Милтон смог говорить и двигать руками, но все еще не мог ходить. Тогда-то Милтону и пришла в голову терапевтическая техника - «испытания». Он взял несколько долларов и в одиночку совершил путешествие в тысячу миль на каноэ. После изнурительной поездки Милтон начал понемногу ходить.

Обучаясь в медицинском колледже, Эриксон был энергичным студентом. Его очень интересовала психиатрия, он даже получил степень по психологии, прежде чем закончил медицинское обучение.

К 50 годам у Милтона развился синдром постполиомиелита, он испытывал боль и слабость в мышцах. Частично это было связано с тем, что не все мышцы полностью были восстановлены, а здоровые мышцы испытывали больше нагрузки, чем положено. Милтон Эриксон был снова парализован, но стратегия восстановления, придуманная в молодости, помогла ему опять. К сожалению, в этот раз не удалось достичь прежних результатов, и Милтон был вынужден провести оставшуюся жизнь в инвалидном кресле.

Популярность Эриксону принесла книга Джей Хейлли «Необычная терапия», опубликованная в 1973 году. В ней рассказывалось о клиническом гипнозе, который практиковал Милтон Эриксон. Очень быстро Милтон стал известен, и многие люди хотели обучаться именно у него. С тех пор он начал проводить обучающие семинары и тренинги и не заканчивал их до самой смерти.

25 марта 1980 года Милтон Эриксон умер. На тот момент ему было 78 лет. Воля к жизни помогла ему продержаться еще 60 лет с того дня, когда большинство врачей поставили на нем крест. Эриксон оставил после себя четырех сыновей, четырех дочерей и огромное наследие в мире психологии, психотерапии, гипнотерапии, педагогики и коммуникации. Милтон получил мировую популярность как лучший психотерапевт-практик. Его техника гипноза, дающая быстрый результат, названа эриксоновским гипнозом. Знания и опыт Милтона Эриксона легли в основу НЛП. Он является основателем, а также первым президентом Американского Общества клинического гипноза. Руководил Американской психиатрической ассоциацией, Ассоциацией психологии и психопатологии.

Исторический аспект метода[править]

Метод не связан ни с одной из ранее существовавших школ психотерапии. В научных кругах изучали гипноз, но Милтон Эриксон, познакомившись с этими работами, был не согласен с директивностью метода, утверждая индивидуальный подход к каждому. Он развил своё направление психотерапии, основываясь на собственных наблюдениях.

Кей Томпсон говорил, что Милтон Эриксон собрал все лучшее, что было в психотерапии в простом слове, которое мне кажется весьма подходящим – это слово «Наблюдай!» [1].

Внимательно наблюдая за собой и за другими людьми на протяжении всей жизни, Эриксон начал замечать вещи, которые большинство из нас упускают [2].

«У меня было огромное преимущество перед другими. У меня был полиомиелит, я был полностью парализован и ощущения тоже были парализованы. Я начал изучать невербальный язык и язык движений тела» [3].

Эриксоновский подход – не просто техники; это и личность самого терапевта, его установки, взгляды на жизнь, на природу человека и отношение к людям [4].

Суть метода[править]

Эриксоновский гипноз – это инструмент, и, как всякий инструмент, он может быть использован в зависимости от потребностей того, кто им пользуется. Для кого-то достаточно того, что разрешилась та проблема, с которой он обратился. Многие люди, ознакомившись с эриксоновским гипнозом, используют его в дальнейшем как самогипноз и после того, как разрешилась проблема: для того, чтобы быстро восстановить силы, привести себя в хорошее расположение духа, избавиться от неприятных переживаний. Кто-то идет еще дальше и благодаря систематическим занятиям приобретает контроль над болью, обучается изменять ход времени и овладевает другими гипнотическими феноменами, позволяющими человеку использовать его скрытые способности, о многих из которых он не подозревал. Эриксоновский гипноз – это самопознание, обучение тому, как стать более успешным и эффективным.

Образ – это основа регуляции внутренних состояний. Человек «программирует» сам себя посредством тех образов, которые он создает. Психологическим механизмом такого «самопрограммирования» являются идеодинамические механизмы: образ стремится к самореализации в действии, ощущении, эмоции и мысли. Реально, в жизни, это проявляется через кажущиеся случайности. Где-то ты случайно повернешь направо, а не налево, случайно встретишь нужного человека, случайно попадешь на важный семинар, случайно прочитаешь нужную книгу.

Обычно человек не осознает, не понимает того, что он сам программирует, определяет свою жизнь посредством тех образов, которые создает.

Важным условием хорошего срабатывания идеодинамических механизмов является расслабление. Есть еще одно условие, которое помогает оптимизировать работу идеодинамических механизмов. Когда активность левого полушария несколько понижается, а активность правого – повышается, мы получаем промежуточное стояние, которые можно назвать измененным состоянием сознания, а можно назвать и трансовым состоянием – трансом или гипнотическим состоянием. Сознание при этом не «отключается», работают оба – и сознание, и бессознательное.

В гипнозе нет ничего ни магического, ни мистического. Все, что можно делать в гипнозе, можно делать и без гипноза. Но в гипнозе получается мощнее и быстрее. Или можно сказать иначе: гипноз позволяет усилить воздействие духа на тело.

Суть подхода заключается в обращении к творческому бессознательному человека. Эриксоновский подход к гипнозу построен на сотрудничестве: терапевт и клиент – равноправные партнеры. Человеку ничего не пытаются навязывать и уж тем более его не пытаются «подчинить своей воле» (одно из расхожих представлений о гипнозе). Основная задача заключается в том, чтобы помочь ему максимально полно воспользоваться его собственными возможностями и ресурсами для достижения его собственных целей. Эриксон говорил об этом так: «Цель психотерапии заключается в том, чтобы помочь пациенту максимально эффективно жить в соответствии с его собственными представлениями».

«Вместо того, чтобы жаловаться и стенать, искажая или отвергая неприятные факты жизни, либо фантазировать об ином, более легком, идеальном мире, Эриксон предлагал людям пережить и признать реальность их ситуации такой, как она есть, используя все имеющиеся возможности, чтобы целеустремленно справиться с данной ситуацией так эффективно, как это будет возможно» [5]. Эриксон привнес эту позицию в сферу психологии, психотерапии и гипноза.

Эриксона интересовала только лишь адекватность поведения пациентов в настоящем и изменение их отношения к реальности в будущем. Единственное, что Эриксона интересовало в прошлом - это способность пациента взглянуть на него объективно и тщательно для преодоления неправильно восприятия, иррациональных убеждений или ограничений, связанных с прошлым и продолжающих оказывать влияние на сегодняшнее поведение пациента.

Одна из отличительных особенностей использования языка в эриксоновском гипнозе заключается в том, что это многоуровневый язык, как минимум двухуровневый, иногда – больше. Он заключается в том, что человеку что-то говорят – адресуют ему послание на уровне сознания, но в этом послании есть второй смысл, другое послание, которое адресуется на другой уровень – бессознательному. Желательно, чтобы этот уровень смысла сознанием не распознавался.

Эриксон писал: «Я с детства практиковался в том, чтобы говорить на двух или трех уровнях. Я мог разговаривать с одноклассниками, и один из них мог думать, что я говорю о собаке, другой – что я говорю о воздушном змее, а третий думал, что я рассказываю о футболе».

Приведем замечательный пример двухуровневого языка из практики Эриксона. Эриксон делает наведение левитацией руки: говорит пациенту о том, что его рука становится легкой и поднимается сама по себе. При этом часть слов интонационно выделяется и становится «посланием» на другой уровень – уровень бессознательного.

«Иногда бывает очень приятно подождать. И вы многое узнаете о своих руках. И ваше бессознательное уже начинает исследовать. Очень хорошо. Поднимается. Поднимается само по себе».

На одном уровне идет наведение транса левитацией руки, на другом – начинается проработка сексуальной проблемы – проблемы эрекции.

Другой пример многоуровневого языка – метафора. Метафора – это история, которая рассказывается не про тебя и не про твою проблему; это история про что-то или про кого-то другого. Поэтому ее можно слушать без сопротивления. Но в этой истории есть смыслы, которые относятся к тебе и к твоей проблеме. И эти смыслы запускают соответствующие ассоциативные цепочки.

«Они приходят сюда, и я рассказываю им истории. После чего они уходят домой и меняют способ своих действий» [6].

«Доктор Кьюби заметил, что в гипнотическом трансе различие между гипнологом и пациентом исчезает. И тогда пациент слышит голос гипнолога так, как если бы он звучал у него в голове – как будто это его собственный голос» [7].

Мгногоуровневый язык позволяет активизировать бессознательные процессы, он позволяет предложить клиенту решение его проблемы, не навязывая его. Предложение может быть принято или не принято. Когда решение принято, оно формируется в результате внутренних процессов и это – собственное решение клиента. Если предложение не принято, эти смыслы просто не будут восприняты.

Позиция консультанта[править]

  1. Работает в парадигме: все необходимое для решения проблемы уже есть в самом пациенте. Психотерапевт лишь помогает это найти (5 принципов Милтона Эриксона).
  2. Интерес пациента на первом месте. Эриксон мог сделать и сказать что угодно, лишь бы это помогало пациенту. Не держался за свой престиж и не думал о том, как он выглядит в глазах окружающих. Он мог накричать на пациента, спровоцировать его на гнев и т.п., зная, что это приведет к хорошему результату для пациента.
    «Как видите, я считаю, что важнее всего при работе с пациентом делать то, что может ему помочь. Что же касается моего достоинства… ну его к черту! Я проживу и без него» (Хейвенс Р., Мудрость Милтона Эриксона, стр. 158).
  3. Умение использовать и адаптироваться – одна из важнейших черт эриксоновского терапевта. При одном и том же наведении один человек войдет в легкий, а другой – в достаточно глубокий транс; терапевт будет работать с тем, что ему предъявлено.
  4. Терапевт отвечает за процесс. Он организует процесс, в ходе которого у клиента могут возникнуть необходимые изменения. Терапевт – техник; как у всякого уважающего себя техника, у него есть чемоданчик с инструментами. Он на время предоставляет в распоряжение клиента свой инструмент и свои профессиональные навыки. Но, поскольку он добрый техник, он еще и дарит ему свой инструмент – обучает его самогипнозу. А у него самого от этого не становится меньше.
  5. Эриксоновский подход к гипнозу построен на сотрудничестве: терапевт и клиент – равноправные партнеры. Человеку ничего не пытаются навязывать и уж тем более его не пытаются «подчинить своей воле».
    «При работе с пациентами ваша цель заключается в том, чтобы обеспечить их внимание, обеспечить их сотрудничество и убедиться в том, что они отвечают настолько хорошо, насколько могут».
  6. Эриксоновский гипнотерапевт выступает в роли учителя, который овладел этими методами и передает их тем, кто к нему обратился, – своим клиентам. А еще можно сказать – как проводник, который знает пути и тропинки в стране транса и помогает идти по ним своим клиентам.
  7. Сеанс эриксоновского гипноза – это сотрудничество, поэтому очень важно ощущение контакта. Разрывать контакт недопустимо: клиент во время сеанса не должен чувствовать себя брошенным, покинутым, он должен все время ощущать контакт с терапевтом. Существенную роль в поддержании контакта играет обратная связь. Человек никогда не сидит полностью неподвижно, особенно в начале сеанса. Он двигается, у него есть мимика, он может засмеяться, улыбнуться, что-то еще. Что бы он ни делал – это надо воспринимать как телеграмму, адресованную лично тебе, и дать «расписку в получении» – обратную связь.
    Клиент меняет позу – сказать: «Хорошо найти удобную позу».
    Смеется – «Хорошо быть в хорошем настроении» или «Да, это забавно». Или просто сказать «Да», «Угу», кивнуть головой.
    Что бы ни произошло – все хорошо. Не надо объяснять, почему хорошо.

Здесь важно отметить два момента:

  1. В сеансе клиент не должен потерпеть неудачи. Поэтому что бы ни происходило – все хорошо. Все принимается.
  2. Когда терапевт дает такую обратную связь, он транслирует очень важное послание: «Я вижу, что с тобой происходит, и принимаю это». Такая обратная связь – одна из важнейших техник работы с сопротивлением. Самое простое и легкое, что можно сделать с сопротивлением, – это переквалифицировать его в сотрудничество.

Предположим, человек смеется. Терапевт говорит ему: «Да, это может быть забавно». Что «это»? Неизвестно. Может быть, ему просто хорошо и весело. Может быть, он вспомнил что-то смешное. Может быть, его забавляют слова терапевта. А может быть, это сопротивление – смех может быть формой сопротивления. Неважно. Когда терапевт говорит клиенту: «Это может быть забавно», он фактически говорит ему: «Можно делать то, что ты делаешь. Я это вижу и принимаю. Для меня это нормально. Меня это не смущает. Мы с тобой по-прежнему вместе, рука об руку. Мы идем в одном направлении». А если бы в ответ на смех клиента терапевт сказал себе: «Это сопротивление», – он бы создал для себя проблему: теперь придется что-то делать с сопротивлением. Так что обратная связь – это важно.

Прекрасный образ для эриксоновского гипнотерапевта – король из «Маленького принца». На одной из планет жил король, все приказы которого всегда исполнялись. Когда он ехал по своим владениям и видел, что человек работает, он говорил: «Приказываю тебе работать». А когда он видел, что человек отдыхает, он говорил: «Приказываю тебе отдыхать».

Ответственность за установление этих отношений лежит на терапевте. Умение создавать терапевтические отношения является профессионально значимым качеством терапевта.

Вместо того чтобы говорить, что терапевт наводит транс или вводит человека в транс, было бы правильнее говорить, что терапевт помогает клиенту войти в транс, потому что входит в транс он сам, а терапевт выполняет при этом роль инструктора, указывая и подсказывая комфортный способ вхождения в транс.

Образ клиента[править]

  1. Все ответы и решения есть в бессознательном клиента. Бессознательное – это позитивная инстанция, огромный склад ресурсов. Или, пользуясь современным языком, – компьютер с огромным количеством позитивных программ. Бессознательное работает на нас, для нашей пользы.
  2. Клиент отвечает за содержание. Он принес проблему, с которой будет осуществляться работа. За результат отвечает бессознательное клиента.
  3. Клиент полностью контролирует ситуацию; здесь не может быть и речи о приказах, о бездумном им подчинении. Транс это не сон и не потеря сознания, транс – это «погружение в себя»: в свои мысли, воспоминания, ощущения, переживания. При этом человек ни на минуту не перестает осознавать, где он находится и что с ним происходит, и в любой момент он может прервать сеанс, если ему что-то не нравится.
  4. Главное действующее лицо в зриксоновском гипнозе – это клиент; он выполняет определенную внутреннюю работу, а терапевт «сопровождает» его, создавая оптимальные условия для этой работы. Одна из аксиом психотерапии гласит: «Человек приносит с собой не только проблему, но и ее решение – только он об этом пока не знает». Эриксоновский гипноз – это один из быстрых и эффективных способов дать человеку узнать об этом решении.

«Транс только дает возможности использовать все те знания и навыки, которые вы уже приобрели» [8](Милтон Эриксон, Мой голос останется с вами, стр. 30).

«Психотерапевтическую работу выполняет сам пациент» [9] (Милтон Эриксон, Мой голос останется с вами, стр. 35).

Терапевтический процесс[править]

Цель психотерапии, по мнению Эриксона, состоит не в том, чтобы создать совершенного человека, а чтобы помочь людям научиться лучше использовать существующие возможности и потенциал, оставаясь при этом собой со своей ограниченностью и несовершенством.

«Когда вы понимаете, как именно индивид защищает свои интеллектуальные идеи и насколько он включен в это эмоционально, вы поймете, что основная задача психотерапии состоит вовсе не в том, чтобы попытаться заставить его изменить свои идеи. Вам лучше принять их и воздействовать на них постепенно, создавая ситуации, в которых пациент сам, по своей воле станет изменять свое мышление» [10](Хейвенс Р., Мудрость Милтона Эриксона, стр. 98).

Безопасность и комфорт
Терапевт стремится обеспечить своему клиенту в сеансе гипноза чувство безопасности и комфорта. С этой целью клиенту предоставляется максимум свободы и возможность делать выборы. Для этого по ходу сеанса вставляются своеобразные «предохранители», например: «Из всего того, что я говорю, бессознательное может отобрать то, что необходимо, использовать это и отбросить, и забыть все остальное». Или: «Если я скажу что-то, что не подходит, это можно просто не слышать».

Эриксон говорил: «Когда я просматриваю записи моей работы, меня самого поражает, насколько я осторожно и бережно обращаюсь с пациентами».

«… он (Эриксон) постоянно указывал, что мы все имеем силы, естественные силы, которые не используем. При помощи соответствующих мотивирующих внушений и указаний, часто можно эти силы применить к делу и использовать» [11] (Милтон Эриксон, Мой голос останется с вами, стр. 17).

«Эриксон любил цитировать Вилла Роджерса: «Нам создает проблемы не то, чего мы не знаем. Нам создает проблемы то, что оказывается не таким, каким мы его знаем» [12](Милтон Эриксон, Мой голос останется с вами, стр. 18).

Демистификация
Надо объяснить, что у человека есть сознание и есть бессознательное; работа сознания связана с работой левого полушария головного мозга, а работа бессознательного – с работой правого полушария. Обычное наше состояние – такое, при котором левое полушарие активизировано значительно больше правого. Наши упражнения позволяют немного понизить активность левого полушария и немного повысить активность правого. Полезно привести несколько повседневных примеров работы бессознательного.

«Мы с вами сидим и разговариваем, и это происходит сознательно, и в то же самое время бессознательное регулирует очень важные и очень сложные процессы в организме – дыхания, кровообращения, пищеварения и другие».

Очень важно снять основной страх перед гипнозом – страх утраты контроля. Представление о гипнозе в массовом сознании – почерпнутое из книг и фильмов – такое: «Меня усыпят, и я не буду знать, что со мной будут делать». Это страшно, это пугает. Поэтому надо объяснить человеку, что контроль сохраняется, что он остается хозяином положения. «В каждый момент нашей совместной работы вы будете осознавать все, что происходит. Если вам что-то не понравится, в любой момент вы можете прервать упражнение, и мы сможем поговорить. Для этого будет достаточно сделать глубокий вдох и открыть глаза».

Постановка цели
Человек определяется в психологии как существо целеполагающее, то есть ставящее цели. Цели ставятся на уровне сознания. А бессознательное – это реализующий механизм, который помогает в достижении поставленных целей. Так что цель, поставленная перед сеансом, ориентирует все бессознательные механизмы, запущенные в сеансе, на достижение этой цели – независимо от использованных техник. Постановка цели – важный момент заключения так называемого терапевтического договора, когда терапевт спрашивает своего клиента: «Что бы вы хотели получить в результате нашей совместной работы?».
Возможен такой вариант ответа:
«Я хочу, чтобы меня больше не терзали эти головные боли, чтобы у меня больше не было депрессии, чтобы меня прекратили терроризировать члены моей семьи, чтобы ко мне больше никто не приставал». «Очень хорошо. Это то, чего вы не хотите. А чего вы хотите?» То есть нужно получить позитивно сформулированную цель. Иногда человек не может сформулировать цель. Может выясниться, что это и есть его основная проблема – у него нет жизненных целей, он не знает, чего он хочет, к чему стремится. В этом случае приходится временно оставить гипноз в стороне и посвятить время выяснению целей. Вспоминается женщина, которая после безуспешной попытки сформулировать цели в отчаянии воскликнула:
- Ну откуда люди берут цели!?.
- Очень просто. Люди берут цели из ЦЕННОСТЕЙ. Что для вас в этой жизни важно и ценно?
- Не знаю.
Она не знает, что для нее важно. Конечно, тогда очень трудно сформулировать цели. В этом случае приходится сначала разбираться с ценностями.

Возможен другой вариант: «Хочу это, и вот это, и то, и вон то большое, синее, не знаю что, тоже хочу». «Очень хорошо. Из всего этого – что вы хотите в первую очередь?»
То есть нужно получить конкретную, реалистичную, позитивно сформулированную цель.

Установка «Не знать, не делать» (на этапе наведения и углубления транса)
Сеанс эриксоновского гипноза часто начинается словами: «Сейчас я попрошу вас некоторое время ничего не делать». Эриксон и Росси говорят, что есть установка, идеальная для начала гипнотического сеанса, они называют ее установкой «Не знать, не делать». Когда человек обращается к терапевту, он делает это потому, что у него есть проблемы. Это значит, что в каких-то сферах своей жизни он потерпел неудачу. Если от него потребуют чего-то, что он не в состоянии сделать, например, воспроизвести какой-нибудь гипнотический феномен, то это будет означать, что к его неудачам добавится еще одна. У него что-то не получается в жизни, а теперь еще и гипноз не получился.
Вместо этого ему говорят: «Тебе ничего не нужно делать». Тем самым его страхуют от неудачи. Если тебе ничего не нужно делать, если от тебя ничего не требуется, значит невозможно ни в чем потерпеть неудачу.

Транс
«Транс вызывается для того, чтобы создать особое психологическое состояние, в котором пациент может реорганизовать свою сложную психологическую структуру и применить свои собственные возможности в соответствии со своими переживаниями» [13](Хейвенс Р., Мудрость Милтона Эриксона, стр. 118).

Эриксон выдвинул важнейшее положение относительно транса, сказав: «Сам факт транса терапевтичен». Транс терапевтичен, потому что в нем возможно психическое переструктурирование, невозможное в обычном состоянии сознания. Это значит, что если мы помогаем человеку войти в транс (или он сам входит в транс, занимаясь самогипнозом) и он находится в нем, то это уже полезно, даже если при этом и не осуществляется никакая целенаправленная терапевтическая работа: открывается возможность спонтанного психического переструктурирования.

Пребывание в этом состоянии благотворно: оно позволяет воспользоваться ресурсами бессознательного, позволяет ему включиться в работу и помогать в достижении наших целей. Когда мы бьемся над решением какой-то задачи, не можем ее решить и откладываем ее в сторону, а затем вдруг решение всплывает как бы само собой, – это работа нашего бессознательного.

Спонтанного переструктурирования часто не хватает, поэтому мы осуществляем в трансе определенную терапевтическую работу. В эриксоновском гипнозе эффективность терапевтической работы не связывается с глубиной транса: в очень легком трансе можно сделать очень хорошую работу.

Микродинамика транса
Эриксон и Росси проанализировали работу Эриксона и выделили те этапы, формально-динамические моменты, которые обязательно присутствуют в любом трансе. Они назвали это «микродинамика транса».

Этапы микродинамики транса:

  1. Фиксация внимания
    Транс можно рассматривать как внутренний фокус внимания. Гипноз вообще можно рассматривать как «игры с вниманием». Процитируем Эриксона: «Гипноз наступает не вследствие повторения. Он наступает в результате облегчения способности вашего пациента принимать идею и отвечать на эту идею. Не надо много идей – это может быть одна-единственная идея, предъявленная в подходящий момент, так, чтобы она поглотила все внимание пациента. При работе с пациентами ваша цель заключается в том, чтобы обеспечить их внимание, обеспечить их сотрудничество и убедиться в том, что они отвечают настолько хорошо, насколько могут».
    Поэтому любой гипноз: традиционный или эриксоновский - всегда начинается с одного и того же: с фиксации внимания. Это фиксация внимания в зрительной, слуховой, ольфакториой (обоняние), густативной (вкус) модальностях.
    Один из способов зафиксировать внимание – вести себя необычно. Те, кто работает с детьми, для того чтобы зафиксировать внимание, могут изобразить какое-то животное. Некоторые терапевты для этой цели осваивают фокусы.
  2. Депотенциализация сознания
    После того как внимание зафиксировано, нужно сделать так, чтобы понизилась активность сознательного разума. Собственно, это и есть вхождение в транс. Депотенциализация – временное снижение действенности, активности сознания.
    Эриксон и Росси описывают четыре основных способа депотенциализации сознания:
    * замешательство: практически мгновенно «выбивает» человека из левонолушарного, сознательного, логического функционирования;
    * насыщение: приносит клиенту такое количество сенсорной информации, которое превышает его возможности получения этой информации. Русский глагол «грузить» полностью соответствует этой технике;
    * удивление: близко к замешательству, но часто приятнее для клиента, потому что в нем есть юмор и игра слов. Хорошо использовать в наведениях само слово «удивление» («сюрприз»): «И может быть через несколько мгновений вы испытаете удивление, отметив…»;
    * психологический шок – это очень сильное замешательство. Фактически это мгновенный транс. В связи с тем, что субъективно это весьма неприятное переживание, в эриксоновском гипнозе он используется редко.
  3. Запуск бессознательного поиска
    Это терапевтический этап, активизация работы бессознательного, самая важная часть работы гипнотерапевта. Здесь используются все виды внушений, в том числе метафоры. Бессознательные процессы и гипнотическая реакция - это те внутренние процессы поиска и использования ресурсов, которые запускаются в результате терапевтической работы. «В то время как рука поднимается, бессознательное отыскивает необходимые ресурсы...».

«Поскольку инструкции даются в гипнозе, то они будут действовать сильнее, чем если бы давались в бодрствующем состоянии» [11](Милтон Эриксон, Мой голос останется с вами, стр. 17).

Принцип Эриксона для лечения фобий, комплексов, заторможенности
«Сделайте так, чтобы они нарушили запреты!» [14](Милтон Эриксон, Мой голос останется с вами, стр. 53).
«Вместо того, чтобы обращаться к утраченному, ориентирует пациента на будущее» [15](Милтон Эриксон, Мой голос останется с вами, стр. 65).
«Работая с больными психозом, Эриксон не стремился решить все проблемы больного. Как и с другими пациентами, он старался вызвать небольшие изменения, которые приведут к более значительным переменам» [16](Милтон Эриксон, Мой голос останется с вами, стр. 92).

Сходство с ЦОП[править]

  1. Сотрудничество.
    Терапевту необходимо формировать у себя установку на сотрудничество и поддержку. Он организует и отвечает за процесс, в ходе которого у клиента могут возникнуть необходимые изменения.
  2. Свобода воли.
    Каждый изменяется тогда и настолько, когда и насколько он к этому готов. Это очень удобная и практичная точка зрения. Она удобна для терапевта – она избавляет его от чувства вины в тех случаях, когда клиент не изменяется в той мере, в какой хотелось бы терапевту.
  3. Ресурсы.
    У каждого из нас за плечами – огромный опыт обучения, достижений, преодолений и побед. Каждый из нас когда-то не умел ходить, а потом встал и пошел (В ЦОП - ресурс клиента проявляется через обращение к успешному сознаваемому опыту клиента, Высшему Источнику; в ЭГ обращение к ресурсам идет через бессознательное).
  4. Обучение новому опыту.
    Одна из основных задач эриксоновского гипнотерапевта – обучить человека, чтобы он затем мог сам делать то, что они делают вместе, обучить его самогипнозу.
  5. Конгруэнтность.
    Описание (наведение) должно совпадать с субъективным опытом клиента, то есть быть конгруэнтным. Конгруэнтность описания помогает клиенту оставаться в трансе; инконгруэнтность, то есть несовпадение описания с субъективным опытом человека, выводит его из транса. Инконгруэнтность обычно возникает в конкретных деталях; очень трудно оставаться конгруэнтным в деталях, если они тебе не известны достоверно.
  6. Работа с телом и чувствами.
    Воспоминание проработано по всем модальностям, по всем органам чувств. Если просто сказать человеку: «Воспроизведи хорошую эмоцию», - вряд ли он это сделает. Это слишком трудно. Когда проработана, оживлена вся ситуация, эмоция приходит сама собой – нужно только подождать. Поэтому можно с уверенностью сказать: «И по мере того, как проходит время, может прийти эмоция... чувство... то приятное чувство, которое вы испытываете в этот приятный момент своей жизни... оно может быть той же интенсивности или другой... неважно... и когда это хорошее чувство придет, голова кивнет, чтобы дать об этом знать. И есть все необходимое время, чтобы позволить прийти этому чувству...».
  7. Ратификация (подкрепление).
    Как только терапевт замечает один из этих минимальных признаков транса, он сразу же говорит: «Хорошо» или: «Очень хорошо», или: «Очень-очень хорошо». Или: «Да». Или: «Угу». Слово «ратификация» означает «подтверждение», «утверждение». Терапевт подтверждает минимальные признаки транса. Ратификация облегчает человеку вхождение в транс и позволяет поддерживать транс. Фактически это – подкрепление.
  8. Диссоциация (отделение).
    Термин «диссоциация» означает «отделение», «разделение». Используя свое воображение, человек может осуществить так называемую диссоциацию от тела – «увидеть» свое тело со стороны. Эриксон предлагал своим пациентам посмотреть на свое собственное тело, сидящее на соседнем стуле. Диссоциация от тела может возникать спонтанно при травматических переживаниях.
    В ходе сопровождения в приятном воспоминании клиент находится здесь и одновременно в другом месте, это – пространственная диссоциация. Он находится в настоящем времени и одновременно в прошлом – это временная диссоциация.
    Диссоциация часто возникает в гипнозе, это – типичный гипнотический феномен. Поэтому, способствуя диссоциации, терапевт способствует гипнозу. «Приходят образы» – образы существуют сами по себе.
  9. Гармонизация с клиентом (присоединение).
    «Мы с вами одной крови – вы и я» (Р. Киплинг, «Маугли»). В ситуации, когда один человек оказывает помощь другому, – а психотерапия, консультирование относятся именно к таким ситуациям, – первое, что необходимо сделать, это построить определенные отношения. Такие отношения называются «помогающими», «терапевтическими», «фасилитирующими» (от латинского «фасилитаре» – облегчать. Они облегчают личностный рост и изменение).
    Эти отношения не есть нечто искусственное, придуманное психологами. Это те нормальные, хорошие человеческие отношения, которые существуют между учителем и учеником, если это хороший учитель; между врачом и пациентом, если это хороший врач; между родителем и ребенком, если это хороший родитель. Во всех этих отношениях есть нечто общее: это отношения доверия и принятия.
    «Он наглядно показывал, насколько важным может оказаться для психотерапевта состояние транса, когда он пытается найти наилучший и наиболее эффективный способ работы с пациентами». (Милтон Эриксон, Мой голос останется с вами, стр. 24).
    Когда терапевтические отношения созданы, то будут работать любые техники, и будут давать результат. Если же отношения не созданы – то не будет работать даже самая совершенная техника; работа терапевта превратится в демонстрацию своего технического совершенства, в каскад техник. Не будет самого главного – изменения у клиента.
    Ответственность за установление этих отношений лежит на терапевте. Умение создавать терапевтические отношения является профессионально значимым качеством терапевта.
    Эти отношения нужно установить быстро – в первые несколько минут контакта. А это можно сделать, только используя техники:
    * гармонизация на уровне тела («подстройка позой»),
    * гармонизация на уровне дыхания,
    * гармонизация на уровне образов и речевых оборотов клиента,
    * гармонизация на уровне ценностей.
  10. Техники регрессии и прогрессии.
    Возрастная регрессия – это классический гипнотический феномен. Он заключается в том, что человек как бы возвращается в какой-то из прошлых моментов своей жизни. Точно так же, как есть повседневная возрастная регрессия, есть и повседневная временная прогрессия. Вспоминая какие-то события своей жизни, человек осуществляет возрастную регрессию. Планируя, предвосхищая, прогнозируя, он осуществляет временную прогрессию.
    Конечно, временная прогрессия – это не ясновидение, человек не считывает некое «запрограммированное» будущее. На основе имеющихся установок, качеств личности бессознательное осуществляет экстраполяцию, вероятностный прогноз. «Если ты останешься таким, как сейчас, с большой вероятностью произойдет вот это». «Если ты таким-то образом изменишься, с большой вероятностью произойдет вот это».
  11. Переструктурирование - трансформация негативного опыта в позитивный.
    «Переструктурировать – значит изменить концептуальную и/или эмоциональную точку зрения, относительно которой ситуация переживается, и перенести ее в другую системы отношений, в рамки которой «факты» прежней ситуации вписываются не менее точно, а может быть даже лучше, и изменить таким образом весь смысл ситуации» (Милтон Эриксон, Мой голос останется с вами, стр. 64).
    «Эриксон пользуется негативными определениями и указывает на их положительную сторону. В любом отрицательном явлении он может найти что-то положительное. Это делает любой хороший психотерапевт» (Милтон Эриксон, Мой голос останется с вами, стр. 112).
  12. Объективность.
    «Эриксон отмечал, что люди эффективнее реагируют на события, когда они могут воспринимать прошлое, настоящее и будущее объективно и беспристрастно» (Хейвенс Р., Мудрость Милтона Эриксона, стр. 116).
    «Чтобы у пациентов появилось более точное и объективное восприятие себя и окружающей реальности, позволяющее более эффективно справляться с различными ситуациями, им необходимо изменить существующее отношение к реальности. Подобное изменение отношения описывалось Эриксоном как переориентация и переструктурирование негибких и ограничивающих ментальных установок пациентов. Первейшая психотерапевтическая цель – вызвать или стимулировать процесс переструктурирования» (Хейвенс Р., Мудрость Милтона Эриксона, стр. 118).
    «Переводя пациента в позицию наблюдателя, вы получаете полную свободу в исследовании его проблем и их разрешении» (Хейвенс Р., Мудрость Милтона Эриксона, стр. 343).
  13. Индивидуальный подход.
    В одной из своих работ Эрнест Росси писал: «Когда я наблюдал за работой Милтона Эриксона, мне иногда казалось, что я наблюдаю за работой интеллигентного взломщика. Он пробует одну отмычку, другую, третью – пока не находит ту, которая подходит». То есть он пробовал одну технику наведения транса, другую, третью и т.д. – пока не находил ту, которая подходит данному конкретному субъекту.
  14. Работа с образами, метафорами.
    (см. п.п. «Суть метода. Многоуровневый язык»).
  15. Терапевту не нужно знать решения проблемы.
    «Мне не нужно знать в чем состоит ваша проблема, чтобы разрешить ее» (Хейвенс Р., Мудрость Милтона Эриксона, стр. 134).
    «Переводя пациента в позицию наблюдателя, вы получаете полную свободу в исследовании его проблем и их разрешении» (Хейвенс Р., Мудрость Милтона Эриксона, стр. 343).

Отличие от ЦОП[править]

  1. За результат отвечает бессознательное клиента.
    Доступ к бессознательному обеспечивается посредством гипноза, основная терапевтическая работа ведется на бессознательном уровне. «Ты не можешь справиться со своей проблемой, но есть часть тебя самого – твое бессознательное, которое может. Дай ему поработать». Можно сказать, что гипноз – это временное снятие ответственности.
  2. Доступ к основному ресурсу клиента – через транс.
    Доступ к ресурсам мы обеспечиваем, помогая человеку войти в транс. Транс – это «состояние доступа». Активность левого полушария (сознания) немного понижается, активность правого (бессознательного) – повышается, открывается доступ в эту волшебную пещеру Алладина. Можно идти и брать то, что тебе нужно.
  3. Результаты консультации чаще клиентом не осознаются.
    Внутренняя работа запущена. Какое решение было найдено? Неизвестно. Клиент на уровне сознания тоже этого не знает. Он узнает об этом по тем изменениям, которые будут происходить в его жизни.
    Не следует после транса сообщать человеку ту информацию, которая была получена с помощью сигналинга от бессознательного. Вытесненная информация вытеснена не случайно: бессознательное предохраняет сознание от той информации, которую оно не в состоянии принять и интегрировать. Может быть, потом бессознательное и выдаст эту информацию сознанию – когда оно будет к этому готово; но когда это произойдет и в какой форме – определит бессознательное.
  4. Проживание урока/опыта/качеств обеспечивает терапевт.
    В ЦОП пациент сам находит в себе ложные установки и ограничивающие убеждения, сам формулирует терапевтическое внушение, сам продумывает свои действия (шаги) для подкрепления нового опыта. Эриксон делает это за пациента.
  5. Ценности осознанно формируются только на этапе формирования запроса (см. п.п. «Терапевтический процесс. Постановка цели»).

Примечания[править]

Литература[править]

  1. Хейвенс Р. Мудрость Милтона Эриксона / пер. с англ. А.С. Ригина. — М.: Независимая фирма «Класс», 1999. — 400 с.
  2. Эриксон М. Мой голос останется с вами.
  3. Гинзбург М.Р., Яковлева Е.Л. Эриксоновский гипноз: систематический курс. — М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. — 312 с.
  4. Эриксон М.; Вэндлер Р. Гипнотический транс: индукция и использование; Искусство Мастера НЛП / пер. с англ.. — Украина, Симферополь: Реноме, 199. — 208 с.