Государственное регулирование экономики/Государственные расходы

Материал из Викиучебника — открытых книг для открытого мира
Перейти к навигации Перейти к поиску
Лекция 13. Государственные расходы
Лекции: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16

Государственные расходы[править]

Согласно определению Якобсону Л.И., государственные расходы — это расходы, направляемые на финансирование необходимых государству видов продукции, работ и услуг, производимых государственными и частными предприятиями с целью достижение целей, стоящих перед государством[5]. Другими словами государственные расходы — это платежи, не подлежащие возврату, не создающие и не погашающие финансовых требований; затраты, связанные с осуществлением государством своих функций[1].

Государственные расходы включают в себя: государственные закупки товаров и услуг; монетарные трансакции из государственного в частный сектор; оплату труда государственных служащих; социальные выплаты; обслуживание государственного долга и трансферты[1].

Государственные расходы не являются достаточным методом измерения размера государственного сектора и воздействия правительства на экономику. Так как значительный доля государственных расходов приходится на приобретение ресурсов, а не на производство выпуска, что затрудняет интерпретацию их роста в терминах повышения уровня благосостояния. Другой показатель определения государственного сектора — общий уровень занятости в госсекторе[6].

Закон Энгеля[править]

Закон Энгеля

Закон Энгеля — закон, согласно которому поведение потребителей связано с размером получаемого ими дохода и по мере роста доходов потребление населением благ возрастает непропорционально. Чем бедней семья, тем большая часть её совокупных расходов направляется на приобретение продуктов питания. По мере роста дохода доля расходов на все остальные блага повышаются. Закон был предложен немецким экономистом Эрнстом Энгелем в 1857 году.

Государственные расходы в части расходов на национальную оборону можно считать расходами на предметы первой необходимости. Таким образом, можно наблюдать, что с ростом доходов государства доля военных расходов снижается. Государственные расходы же в части социальных пособий можно считать расходами на предметы роскоши, а значит с ростом доходов государства растёт и общий уровень пособий[6].

Закон Вагнера[править]

Закон Вагнера

Закон Вагнера — тенденция роста государственного сектора экономики: государственные расходы растут быстрее по сравнению с ростом национального производства. Закон впервые описан немецким экономистом Адольфом Вагнером в 1892 году. Экономический рост выступает в качестве ускорителя роста государственных расходов. В связи с этим некоторые исследователи трактуют данный закон как частный случай эффекта храповика. В долгосрочном периоде растёт роль государства, растут и масштабы государственного сектора

Причины расширения государственного сектора

А. Вагнер причины роста государственных расходов определял в связи с естественным развитием цивилизации. Более того считал, что определенный уровень отношения государственных расходов к национальному доходу не может быть превышен. Причины расширения государственного сектора в долгосрочном периоде связано с ростом численности и плотности населения, что влечёт спрос на государственные товары[6].

Постоянный рост государственных расходов обусловлено следующими причинами[7]:

  • социально-политическими — в долгосрочном периоде происходит существенное расширение социальных функций государства, от государства требуется больше усилий для поддержания закона и порядка, обеспечения пенсионного страхования, помощи населению при стихийных бедствиях и катастрофах;
  • экономическими — научно-технический прогресс требует рост государственных расходов на науку, различные инвестиционные проекты. А спрос на услуги в области науки, культуры и благотворительной деятельности растет быстрее, чем доходы (то есть их эластичность по доходу больше единицы);
  • историческими — государство для покрытия непредвиденных расходов прибегает к выпуску государственного займа, год за годом происходит рост размера государственного долга за счёт процентов по займу, расходов на его обслуживание.

Гипотеза Пикока—Уайзмана[править]

Гипотеза Пикока-Уайзмана

Гипотеза Пикока—Уайзманаэффект замещения частного сектора государственным, впервые представленный английскими экономистами Аланом Пикоком и Джеком Уайзманом в своей работе[8] в 1961 году. Авторы отметили, что страны в периоды кризиса (годы войн, голода, социальных катаклизмов) увеличивают свои государственные расходы, растут общественные расходы до значительного уровня, вынуждено растут и налоговые ставки, соответственно частные расходы сокращаются[9]. Возникает эффект замещения частных расходов на государственные[6].

Согласно работе А.Пикока и Дж. Уайзмана причинами поддержки более высоких государственных расходов после периода кризиса является:

  • возможность финансировать значимые крупные проекты, которые ранее не были доступны;
  • необходимость поддержать уже запущенные проекты, новые обязательства, которые возложило на себя государство[6].

Эффект храповика[править]

Эффект храповика

Кроме этого, после преодоления кризиса страны не снижают государственные расходы до докризисного уровня. Государства продолжают финансировать свои социальные программы — возникает эффект храповика на государственном уровне. Эффект храповика при росте государственного сектора впервые описан в 1987 году в книге американского экономиста Роберта Хиггса «Кризис и Левиафан: Поворотные моменты роста американского правительства»[10]: государственный сектор экономики активно растёт в период кризисов (в период войн или депрессий), а после их окончаний сжимается, но не до первоначального уровня.

Эффект вытеснения[править]

С этим же явлением тесно связан эффект вытеснения (англ. crowding out) — эффект стимулирующей фискальной политики государства, при которой происходит вытеснение частных инвестиций с финансового рынка. Увеличивая размеры государственных расходов, правительство выходит на денежный рынок, чтобы профинансировать бюджетный дефицит. Рост спроса на деньги на финансовом рынке приводит к росту цены этих денег — то есть к росту процентной ставки, что неизбежно снизит спрос на инвестиции в реальный сектор экономики. Таким образом, увеличение государственных расходов, в том числе государственных инвестиций, значительно снижает возможности частного инвестирования[11][12]. Эффект, при котором государственные расходы не могут увеличить общий совокупный спрос, потому что более высокие государственные расходы вызывают эквивалентное падение расходов и инвестиций частного сектора. Если государственные расходы увеличиваются, то они финансируются за счет увеличения налогов, происходит увеличение государственных заимствований.

«Болезнь издержек» Баумоля[править]

«Болезнь издержек» Баумоля («болезнь цен») — эффект повышения заработной платы на рабочих местах без повышения производительности труда (или незначительного его роста), в ответ на повышение заработной платы на других рабочих местах, где имело место более высокий рост производительности труда. Модель была предложена американскими экономистами Уильямом Баумолем и Уильямом Боуэном в 1966 году[13].

Баумоль и Боуэн в своей работе приводят пример, что в XX веке для исполнения струнного квартета Бетховена требуется такое же количество музыкантов, как и в XIX веке. Производительность исполнения классической музыки не увеличилась, а реальная заработная плата музыкантов (как и во всех других профессиях) значительно возросла с XIX века. Повышение заработной платы на рабочих местах без повышения производительности труда происходит из-за необходимости конкурировать за работников с рабочими местами, которые уже получили прибыль и поэтому могут платить более высокую заработную плату. Рост общей факторной производительности недоступен для сектора исполнительских искусств, поскольку потребляемым товаром является сам труд. Пока рост цен на исполнительское искусство компенсируется повышением уровня жизни и увеличением расходов потребителей на развлечения[14]. У. Баумоль отмечает, что растущая производительность даже в других отраслях в целом означает, что общество может позволить себе больше всего — несмотря на растущие издержки[15].

С помощью «болезни издержек» Баумоля описывают последствия отсутствия роста производительности труда в государственном секторе экономики (на госслужбе, в государственных больницах и университетах). В трудоёмких секторах, которые в значительной степени зависят от нерегулярного человеческого взаимодействия или деятельности, таких как здравоохранение, образование или исполнительское искусство, производительность труда со временем росла меньше. Медсёстрам сегодня требуется столько же времени, чтобы сменить повязку, или преподавателям — столько же времени, чтобы оценить эссе. Эти виды деятельности ещё не автоматизированы и зависят от движений человеческого тела. В других отраслях, производящих товары, связанные с рутинными задачами, рабочие постоянно становятся более производительными благодаря технологическим инновациям в их инструментах и оборудовании.

Кроме этого У. Баумоль в своей работе за 1967 год[16] отметил, что спрос на продукцию сектора будет завесить от относительной цены этой продукции и от дохода. Рост цены ведёт к падению спроса, а повышение дохода — к росту. Рост государственных расходов будет более быстрым в сферах деятельности, где спрос на продукцию наиболее эластичен по доходу и наименее эластичен по цене. Государственный сектор является трудоёмким и его выпуск является услугами, а не товарами. Если ценовая эластичность спроса на услуги госсектора низка, производительность возрастает только в частном секторе, и давление рынка труда приводит к единообразному увеличению зарплаты, то расходы госсектора будут расти относительно расходов частного сектора[6].

У. Баумоль в своей работе «Исполнительские искусства» отмечает необходимость в рамках «болезни издержек» государственного субсидирования искусства, образования, культуры большего размера, чем средний рост общего уровня цен[17]. Однако, российский профессор А. Я. Рубинштейн отмечает, что хоть производительность труда в организациях исполнительских искусств России имеет устойчивую понижательную тенденцию, оплата труда в организациях отстаёт или догоняет в отдельные моменты времени рост средней заработной платы в экономике. Делает вывод, что театры и концертные организация не способны окупать себя за счет основной деятельности — требуется государственное субсидирование[18][19]. Есть и другое мнение, российский экономист В.Л. Тамбовцев считает, что если соответствующий сегмент рынка качественных эстетических благ достаточно велик, то продажа билетов по равновесным ценам будет вполне покрывать издержки, и «болезнь издержек» излечится сама собой. Если платежеспособный спрос невелик, то его производитель должен будет уйти с данного рынка или перейти на рынок массового спроса[20].

В сфере высшего образования РФ на расширяющихся рынках (когда их поведение было сопоставимо с поведением коммерческих предприятий) негативные последствия «болезни издержек» не проявлялись, но с 2006 года в рамках сжимающегося рынка вузы стали испытывать дефицит доходов, что приводит к неэффективности, в вузах никак не сдерживают рост цен, а, наоборот, стимулируют их[21].

Закон Брехта[править]

Закон Брехта — зависимость роста государственных расходов на душу населения от плотности населения. Закон был предложен в своей работе[22] немецкого экономиста Арнольда Брехта в 1932 году. Данный закон утверждает, что крупные муниципалитеты должны получать непропорционально больше денег по отношению к населению, чем малые муниципалитеты. Так как расходы на душу населения местного самоуправления растут по мере увеличения численности населения, а значит увеличивается и потребность в доходах общин.

Положительные факторы

Закон Брехта объясняется тем, что уровень производительности больших городов больше, чем в небольших. Добавляются и высокие затраты от урбанизации (например, борьба с преступностью). В клубных товарах с ростом плотности населения возрастает опасность переполнения (например, услуги в бассейнах).

Причины увеличения расходов на душу населения в крупных городах[23]:

  • отдельные общественные льготы / расходы чаще встречаются в мегаполисах, чем в окрестностях (например, социальные трансферты);
  • отдельные государственные расходы в населенных пунктах более качественны и, следовательно, дороже (например, метро в крупных городах, общественный транспорт непропорционально дорог в мегаполисах);
  • густонаселенные общины оказывают центральные услуги муниципалитетам в окрестностях;
  • земельные участки, находящиеся в мегаполисах, как правило, дороже (земля под застройку для расширения завода является дорогостоящей).
Отрицательные факторы

Однако, есть и факторы, обратные закону Брехта, например, в малонаселенных регионах существуют определенные фиксированные затраты на инфраструктуру, а это снижает расходы на душу населения с увеличением населения в регионе. Постоянные затраты на дороги, мосты и т. д. распределяются на большее число жителей, тем самым снижаются расходы на душу населения.

Кривая Арми—Рана[править]

Кривая Арми-Рана

Кривая Арми—Рана — зависимость роста доли государственных расходов в ВВП к ускорению роста ВВП, а после достижения точки оптимальности (точки Скалли) — к его торможению[24]. Зависимость предложена в работах Р.Барро в 1993 году, Ричардом Арми[25] в 1995 году, Ричардом Рана[26] в 1996 году, и Джеральдом Скалли[27] в 1994 году.

На рисунке «Кривая Арми-Рана» доля государственных расходов в ВВП () растёт вместе с темпом экономического роста страны () до точки Скалли — (максимальный рост), а затем снижается.

Критика

В научной среде долгое время идут дискуссии о том, какой уровень доли государственных расходов следует считать предельно допустимым. Так, американский экономист Дж. Скалли определяет в своей работе оптимальный размер государственного сектора для США в районе 23 % ВВП, в то время как в США в 2003 году доля госрасходов в ВВП составляла 35,7 %, а в ЕС 47,6 %[24].

Однако, критики отмечают, что построение кривой Арми-Рана представляет определенные сложности, а сами значения точки Скалли несут ограничения, ибо в каждой стране действуют свои режимы бюджетных политик, которые порождают свои индивидуальные оптимальные точки[28]:

  • показатель доли государственных расходов в ВВП не является однозначным (иногда оцениваются лишь расходы федерального правительства, иногда — суммарные расходы государства, включая расходы региональных и муниципальных властей);
  • рост государственных расходов часто сопряжен с ростом бюджетного дефицита, который в свою очередь ведет к росту ставки рефинансирования и охлаждению деловой активности (что требует строгого ограничения роста государственных расходов);
  • показатель доли государственных расходов в ВВП не учитывает структуру производимых бюджетных затрат (различные статьи бюджетных выплат имеют разную эффективность в качестве отдачи государственных вложений и стимулирующего (мультипликативного) эффекта на экономику в целом).

Таким образом, применение на практике кривой Арми-Рана довольно ограничено, а все количественные оценки требуют жёсткой интерпретации.

Закон Попица[править]

Закон Попица — закономерность, при которой наблюдается тенденция централизации сбора дохода с течением некоторого времени. Закон был открыт немецким экономистом Йоханнесом Попицем в 1927 году[29], который утверждал, что с введением децентрализованной налоговой системы как унитарные, так и федеративные страны придут к тому, что финансовая власть будет в руках национальных правительств[30].

Закон Попица подтвердил старый «закон Брюса»: «федерализм — это просто переходный этап на пути к правительственному единству»[31].

В работе Ч. Бланкарта отмечается, что выборные члены законодательных органов земель Германии во второй половине XX века охотно содействовали процессу, который лишал правительства их земель полномочий в сфере налогообложения. Они поступали таким образом для того, чтобы освободиться от необходимости конкурировать с другими землями в установлении ставок налогов. По существу, центральное правительство помогло организовать «картель» земельных правительств, устранивший конкуренцию в области налогообложения. В 1950 году 40 % всех налоговых поступлений в ФРГ были собраны региональными и местными органами власти, а к 1995 году всего лишь 7 %, поскольку все важнейшие источники налоговых поступлений перешли в ведение федерального правительства[32].

В 1929 году в США федеральные расходы были вдвое меньше расходов штатов и местных органов власти, а уже в 1990-е годы они на 50 % превышают расходы штатов и местных органов власти[30].

В работе Гроссманом и Уэстом[33] картель канадских провинций при участии центрального правительства обеспечил значительное уменьшение различий между ставками налогов в различных провинциях. Для уменьшения бремени конкуренции, ложившегося на провинции вследствие миграции по Тибу, были введены уравнительные гранты, предоставлявшийся федеральным правительством правительствам отдельных провинций. В работе приводятся эконометрические данные, позволяющие связать централизацию государственной деятельности в Канаде с ростом общей величины государственного сектора в этой стране[30].

Кривая Лаффера[править]

Кривая Лаффера

Кривая Лаффера — зависимость между налоговыми поступлениями и налоговыми ставками. Концепция кривой подразумевает наличие оптимального уровня налогообложения, при котором налоговые поступления достигают максимума. Зависимость выведена американским экономистом Артуром Лаффером, хотя сам он признавал, что его идея присутствует уже у Кейнса и даже у средневекового арабского учёного Ибн Хальдуна. Согласно К. Р. Макконнеллу и С. Л. Брю кривая Лаффера — изображение зависимости объёма налоговых поступлений от налоговой ставки, наглядно показывающее ставку, при которой поступления максимальны[34].

Модель «хищник-жертва»[править]

Модель «хищник-жертва» — динамическая экономическая модель взаимодействия двух видов типа «хищник — жертва», впервые представленная американскими математиками Альфредом Лотка в 1925 году и Вито Вольтерром в 1926 году при изучении двух биологических популяций — хищных и обычных рыб. Авторы независимо друг от друга предложили модельные уравнения, впоследствии названные в их честь — модель Лотки — Вольтерры, на базе которой была сформирована система «хищник — жертва». Модель «хищник-жертва» используется при решении различных экономических задач, в том числе при определении оптимального уровня государственного сектора экономики.

Применение модели

Модель классовой борьбы Гудвина (англ. Goodwin model) — экономическая модель рынка труда, предложенная американским экономистом Ричардом Гудвиным в 1967 году[35], описывающая динамику системы «рабочие-капиталисты», воспроизводящая конкурентный механизм взаимной адаптации ставки оплаты труда наемных работников и уровня их занятости, имеющая в основе математическую модель «хищник-жертва».

В работе экономистов Д.Дендриноса и Х.Муллалли в 1983 году[36] была предложена модель, описывающую процесс формирования городского пространства как взаимосвязанную динамику плотности населения и величины земельной ренты; в модели зависимости имеют форму уравнений типа «хищник-жертва»[37].

Применительно к оценке государственного сектора идея использования модели «хищник-жертва» была предложена немецкими экономистами П.Вельфенсом и П.Джесински[38] в 1994 году. Задача исследования динамических свойств приватизационного цикла (процесса колебания доли государственного сектора в национальной экономике) привела к построению модели взаимодействия частного и государственного секторов, которая позволила не только понять логику циклических и иррегулярных колебаний структуры экономики в динамике, но возможность прогнозирования структурных изменений в экономике[37].

Модель бюрократии Нисканена[править]

Модель бюрократии Нисканена (концепция «максимизирующего бюрократа», англ. Budget-maximizing model) — модель теории общественного выбора, которая показывает, что интересы государственных служащих порождают давление в пользу увеличения масштабов каждого из участков государственного сектора и, как результат, этого сектора в целом. Модель впервые была предложена американским экономистом Уильямом Нисканеном в 1968 году.

История модели

В 1955 году были опубликованы законы Паркинсона, названные в честь британского историка Сирила Паркинсона. Они описывали ряд выявленных закономерностей: бюрократы порождают сами себя и создают друг другу работу (и как следствие, количество бюрократов растёт из года в год без каких-либо изменений в объёме требуемой работы); расходы бюрократов растут с доходами; рост расходов приводит к усложнённостям.

А в 1965 году в работе[39] американского экономиста Гордона Таллока представлена модель бюрократии Таллока, а в работе 1967 года[40] впервые было использовано рентоориентированное поведение бюрократа[41][42].

Последующая критика модели бюрократии Таллока и дискуссия с У. Нисканеном привели последнего к идее применить формальный экономический анализ к структуре и деятельности правительства. Именно Гордон Таллок предложил У. Нисканену опубликовать его концепцию о бюрократии в виде отдельной статьи. Экономическая модель бюрократии была представлена американским экономистом Уильмом Нисканеном в работе «Особая экономика бюрократии»[43] в 1968 году.

Последующая критика модели привела к корректировке модели бюрократии Нисканена в его работе «Бюрократия и представительное правление»[44] в 1971 году. А в работе «Бюрократы и политика»[45] в 1975 году была представлена расширенная модель бюрократии Нисканена, а в работе «Пересмотр»[46] за 1996 год полностью пересмотрена.

Определение

Бюрократия — это система бюро (в качестве специализированных подразделений государственного аппарата, финансируемых из государственного бюджета и ответственных за поставки услуг общественного сектора конечному потребителю, так и частные некоммерческие организации). Бюро не получает доход с продаж, поскольку поставляет общественные блага, его предложение зависит не от цены, а от выделенного бюджета. Бюро не избирается, а назначается.

Клименко А.В. и Минченко О.С. в своей работе определяют концепцию «максимизирующего бюрократа» как закономерность расширения полномочий, штатов и бюджетов бюро, базирующегося на асимметрии информации между принципалом и агентом, законодательной и  исполнительной властью, бюрократией и гражданским обществом. Бюро имеют возможность манипулировать информацией, акцентировать внимание на угрозы общественной безопасности и необходимостью достижения большей справедливости (участия в перераспределительных программах), обосновывать и получать дополнительные полномочия, регуляторные функции, бюджеты[47].

Нуреев Р.М. в своей работе определяет модель Нисканена как анализ «затраты—выгоды» бюрократа, который увеличивает свою функцию полезности с помощью жалованья, количества подчиненных, общественной репутации (престижа), патронажа, сопутствующих должности благ («офисных благ»), власти и статуса. А так как эти элементы полезности напрямую зависят от величины бюджета бюро (организация, производящая общественные блага для монопольного покупателя своих услуг), то отсюда следует, что рационально действующий бюрократ стремится максимизировать бюджет[48].

Допущения модели

Модель имеет ряд составляющих[46]:

  1. Бюрократы схожи с должностными лицами в других организациях. Бюрократия в качестве экономического субъекта заинтересована собрать под своим контролем как можно больше ресурсов. Бюрократия, имея свой собственный интерес, ищет пути максимизации собственной полезности.
  2. Покупатель продукции бюро является монопсонистом, что следует из природы продаваемого блага. Общественное благо по определению потребляется всеми людьми, и представляющий их агент поэтому является покупателем-монопсонистом[30]. Бюро имеет монопольного покупателя своих услуг - политика (группа политиков). Спрос на выпуск бюро идёт от политика, а не конечного потребителя услуг.
  3. Бюро являются монопольными поставщиками своих услуг с убывающей функцией спроса даже при наличии альтернативных поставщиков данных услуг.
  4. Двусторонняя монополия между политиком и бюро является обменом ожидаемой продукции на бюджет, а не купли-продажей продукции бюро по цене за каждую единицу.
  5. У политика и бюро имеется множество равновесных точек бюджет-выпуск. Политик имеет право контролировать бюро, утверждать бюджет бюро и менять руководство бюро. А бюро более точно оценивает стоимость поставки услуг по сравнению с политиком.
  6. Политики (спонсоры) не имеют достаточных стимулов контроля за бюро, так как участвуют лишь в небольшой части выгод, получаемых от деятельности бюро. Контроль за эффективностью - это общественное благо для законодателей и избирателей. А значит политик имеет возможность использовать свою власть для захвата излишка бюро.
  7. Политики и бюрократы не изымают любые генерируемые бюро излишки, но они тратятся так, что косвенным образом служат интересам политиков и бюро, хотя и не будут получены ими в виде прямой компенсации.

Допущения первоначальной концепции[30]:

  1. Бюрократы будут максимизировать ожидаемый бюджет своих бюро.
  2. Политики (спонсоры) пассивно принимают решения в отношении бюджет-выпуска бюро, без тщательного контроля и оценки альтернатив.
  3. Бюрократы и политики (спонсоры) договариваются относительно всего диапазона возможных комбинаций бюджета и выпуска.
Сущность модели

Бюрократы максимизируют общий бюджет бюро в период пребывания в должности, и при этом бюджет равен или больше минимальных общих затрат на обеспечение выпуска, ожидаемого политиком (спонсором) бюро[41].

Бюро производит общественные блага, а его финансирование увеличиваются, до тех пор, пока не будет поглощен весь излишек потребителя. Когда предельные выгоды от производства общественного блага снижаются до нуля (а потребительский излишек полностью исчерпан), бюро вторгается в сопряженные области с тем, чтобы увеличить масштабы своей деятельности[48].

Х-неэффективность и государственные расходы[править]

Х-неэффективность

Модель демонстрирует, что бюро может действовать не на кривой производственных возможностей, а внутри. Таким образом, часть бюджетных расходов может идти на содержание излишнего персонала, материальных активов, низкая производительностью. Может возникнуть Х-неэффективность, которая возникает в условиях нечетко определенных контрактов или возникают технические трудности с установлением выполнения условий контрактов. Если контракт между спонсором и бюро определен нечетко, то у бюро возникает дополнительная степень свободы в исполнении бюджета, что ведёт к снижению выпуска бюро при данном бюджете. Наблюдение за соблюдением и принуждение к исполнению контрактов может быть либо технически неосуществимым или дорогостоящим (выгоды от исполнения контрактов меньше издержек их обеспечения). Одним из выходов является создание квазирынка, на котором может существовать конкуренция между отдельными бюро. Если федеральный бюджет строго ограничен, то бюро вынуждены конкурировать друг с другом за его долю в осуществлении какой-либо программы[49].

Причины роста бюрократического аппарата[1]:

  • увеличение роли госслужащих в связи с развитием и усложнением социальных связей в обществе;
  • изменение государственного влияния с распределения на контроль;
  • усиление борьбы за ренту в связи с увеличением «пирога ренты»;
  • смягчение бюджетных ограничений для региональных властей и увеличение подушевых трансфертов в региональные бюджеты из федерального.
Государственные расходы

Модель Нисканена объясняет наблюдаемое увеличение государственных расходов[46]:

  • общие реальные расходы на оборону растут без значительного роста уровня боеготовности иди выносливости вооруженных сил;
  • реальные расходы на одного учащегося в государственных начальных и средних школах растут без роста числа окончивших среднюю школу или росту успеваемости учащихся;
  • реальные расходы на человека в здравоохранении растут без значительного влияния на состояния здоровья населения.

Причины роста бюрократического аппарата[1]:

  • увеличение роли госслужащих в связи с развитием и усложнением социальных связей в обществе;
  • изменение государственного влияния с распределения на контроль;
  • усиление борьбы за ренту в связи с увеличением «пирога ренты»;
  • смягчение бюджетных ограничений для региональных властей и увеличение подушевых трансфертов в региональные бюджеты из федерального.

Однако, в случае дерегулирования с целью уменьшить государственные расходы, сократить численность регулирующих агентств и служб, количественных показателей их активности при сохранении требований регулирования, приводит: к ухудшению ситуацию с исполнением установленных норм и правил, к нарушениям и потерям для общества, к подрыву доверия к исполнительной власти[50][47].

Критика модели

Модель Нисканена является упрощённой моделью: бюро на деле не обладают монополией на всю информацию, касающуюся формирования издержек, а значит информационная асимметрия не столь значительна. То же самое и с нацеленностью поведения бюро. Таким образом, модель Нисканена лишь тенденция и не обязательно является доминирующей[5].

Дальнейшее исследование модели породило модель формирования бюро, которая была предложена британским экономистом Патриком Данливи в 1991 году. Рациональные чиновники не хотят максимизировать свои бюджеты, но максимизируют свои личные полезности от своей работы. Например, бюрократы предпочли бы работать в небольших элитных агентствах, близких к политическим центрам власти и выполняющих интересную работу, а не руководить крупнобюджетными агентствами с большим штатом сотрудников, но и с большим количеством рисков и проблем. А также, старшие государственные чиновники часто будут отдавать предпочтение либо "агентизации" других органов государственного сектора, либо передаче функций подрядчикам и приватизации. В области здравоохранения и социальной работы чиновники будут выступать за "деинституционализацию" и "уход в обществе".

Теория стадий экономического роста[править]

Концепция У. Ростоу

Теория стадий экономического роста (стадии экономического роста Ростоу) — концепция, впервые предложенная американским профессором экономики У. У. Ростоу в 1959 году, предполагающая переход от традиционного общества к информационному обществу в пять этапов.

Примечания[править]

  1. а б в г д Дьячкова А.В. Экономика общественного сектора : [учеб. пособие]. — Екатеринбург: УрФУ, 2016. — С. 134—136. — 166 с. — ISBN 978-5-7996-1846-9
  2. Учебная программа «Экономика общественного сектора - 2» (курс магистратуры). — М.: МГУ, 2012.
  3. Засимова Л.С., Колосницына М.Г. Программа дисциплины «Государственные расходы» (курс магистратуры). — М.: НИУ ВШЭ, 2019/2020.
  4. Занадворов В.С. Экономическая теория государственных финансов- М.:ВШЭ, 2006 - 390с. - ISBN - 5-7598-0311-5
  5. а б Якобсон Л.И. Государственный сектор экономики: экономическая теория и политика. — М.: ГУ ВШЭ, 2000. — С. 24—25, 134—136. — ISBN 5-7598-0073-5
  6. а б в г д е Аронсон Дж. Р., Отт Э.Ф. Рост государственного сектора / Под ред. Д.Гринэуэя, М.Блини, И.Стюарта // Панорама экономической мысли конца XX столетия. — СПб.: Экономическая школа, 2002. — Т. 1. — С. 638—665. — ISBN 5-900428-66-4.
  7. Афанасьев М.П., Афанасьев Я.М Методологические и теоретические основы формулировки закона А.Вагнера. Подходы к его тестировнаию // Вопросы государственного и муниципального управления. — 2009. — № 3. — С. 47—70.
  8. Peacock A.T., Wiseman J. Growth of Public Expenditures in the United Kingdom — New York: National Bureau of Economic Research, 1961 — ISBN 0-87014-071-X
  9. Колосницына М. Г. Экономика общественного сектора: государственные расходы/Курс «Экономика общественного сектора» ГУ ВШЭ для магистров//Экономический журнал, № 3, 2003 — С.371—391
  10. Хиггс Р. Кризис и Левиафан: Поворотные моменты роста американского правительства. — М: ИРИСЭН, 2010. — С. 146. — ISBN 5-250-01534-4
  11. Бланшир О. Вытеснение / Под ред. Дж.Итуэлл, Милгейт М., Ньюмен П. // Экономическая теория. — М.: ИНФРА-М, 2004. — С. 193—199. — ISBN 5-16-001750-X.
  12. Spencer R.W., Yohe W.P. The 'Crowding Out' of Private Expenditures by Fiscal Policy Actions// Federal Reserve Bank of St. Louis — Review, October, 1970 — pp. 12-24
  13. Baumol W.J., Bowen W.G. Performing Arts, The Economic Dilemma: a study of problems common to theater, opera, music, and dance. — Cambridge, Mass.: M.I.T. Press, 1966 — ISBN 0262520117
  14. Уильям Джек Баумол Анатомия дефицита//журнал «Отечественные записки», № 4, 2005
  15. Сорок лет спустя (интервью с Уильямом Баумолем)//Прагматика культуры
  16. Baumol W. Macroeconomics of Unbalanced Growth: The anatomy of urban crisis//The American Economic Review, Vol. 57, No. 3 (Jun., 1967), pp. 415—442
  17. Исполнительские искусства // Экономическая теория = The World of Economics (1991) / Под ред. Дж. Итуэлла, М. Милгейта, П. Ньюмена. — М.: Инфра-М, 2004. — С. 665—670. — 931 с. — (The New Palgrave). — ISBN 5-16-001750-X
  18. Рубинштейн А. Я. Могут ли исполнительские искусства быть прибыльными?//ВТЭ № 1, 2017, с. 088—108
  19. Музычук В. Ю. Должно ли государство финансировать культуру? — М.: Институт экономики РАН, 2012 — 60с. — ISBN 97859940326-8
  20. Тамбовцев В. Л. Причины «болезни издержек» Баумоля: низкая производительность или культурные стереотипы?//Журнал НЭА № 2 (14), 2012 — С.132-134
  21. И. В. Абанкина, Т. В. Абанкина, П. В. Деркачев Исследование «болезни издержек» в российском высшем образовании//Университетское управление: практика и анализ, № 4-5 (92-93), 2014 — С. 52-65
  22. Brecht A. Internationaler Vergleich der öffentlichen Ausgaben — Leipzig, 1932 — S.6
  23. Burth A., Gnädinger M. Brechtsches Gesetz der progressiven Parallelität von Ausgaben und Bevölkerungsmassierung//Lexikon zur öffentlichen Haushalts- und Finanzwirtschaft
  24. а б Балацкий Е. В. Закон Вагнера, кривая Арми-Рана и парадокс богатства//Общество и экономика, № 9, 2010 — С.80-97
  25. Armey D. The Freedom Revolution — Regnery Publishing Co., Washington, D.C., 1995
  26. Rahn R., Fox H. What Is the Optimum Size of Government?//Vernon K. Krieble Foundation, 1996
  27. Scully G.W. What is the Optimal Size of Government in the US?// National Center for Policy Analysis, Policy Report 188, 1994
  28. Балацкий Е. В. Кривая Арми-Рана/ Энциклопедия теоретических основ налогообложения/ Под ред. И. А. Майбурова, Ю. Б. Иванова. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2016. С.108-111
  29. Popitz J. Finanzausgleich // Handbuch der Finanswissenschaft in 2 Baenden.Tuebingen, 1927. 2. Band. S. 338 ff.
  30. а б в г д Мюллер Д. Общественный выбор 3. — М.: ГУ ВШЭ, 2007. — С. 298—299. — 994 с. — ISBN 978-5-7598-0547-2
  31. Филиппов М. Отстаивание федеральных интересов и гарантии выполнения обязательств//Казанский федерализм, 1-2 (21-22) 2007
  32. Blankart C.B. The process of government centralization: a constitutional view//Constitutional Political Economy, № 1 (vol. 11) March 2000, pp.27-39
  33. Grossman P.J., West E.G. Federalism and growth of government revisited//Public Choice, № 79, April 1994, pp.19-32
  34. Макконнелл К. Р., Брю С.Л. Экономикс: принципы, проблемы и политика. — М.: Республика, 1992. — Т. 1. — С. 358. — 399 с. — ISBN 5-250-01534-4
  35. Goodwin R.M. A Growth Cycle / C.H. Feinstein, editor // Socialism, Capitalism and Economic Growth. — Cambridge: Cambridge University Press, 1967. — ISBN 978-1-349-05506-7.
  36. Dendrinos D.S., Mullally H. Urban Evolution Studies in the Mathematical Ecology of Cities — Oxford: Oxford University Press», 1983
  37. а б Балацкий Е., Екимова Н. Эволюционные модели приватизационного цикла: эмпирические оценки// Общество и экономика, № 7, 2011 — С.42–64
  38. Welfens P., Jasinski P. Privatization and foreign direct investment in transforming economies — Dartmouth, 1994
  39. Tullock G. The Politics of Bureaucracy — Washington: Public Affairs Press, 1965. 228 p.
  40. Таллок Г. Потери благосостояния от тарифов, монополий и воровства//Вехи экономической мысли Экономика благосостояния и общественный выбор Т.4./Под ред. А.П. Заостровцева - СПб.: Экономическая школа, 2004 — С.435—448 — 568c. — ISBN 5-902402-07-7 (The Welfare Costs of Tariffs, Monopolies and Theft //Western Economics Journal, 1967)
  41. а б Заостровцев А.П. Экономическая теория бюрократии по Нисканену//Экономическая школа. Аналитическое приложение, 2002, 1 (1)
  42. Таллок Г. Соискание ренты// Экономическая теория/ Под ред. Дж. Итуэлла, М. Милгейта, П. Ньюмена — М.: ИНФРА-М, 2004 — С. 741–747
  43. Нисканен В.А. Особая экономика бюрократии//Вехи экономической мысли. Экономика благосостояния и общественный выбор. Т.4. — СПб.: Экономическая школа, 2004 — с.477-493 — 568с. — ISBN 5-902402-07-7 (англ. The peculiar economics of bureaucracy, 1968)
  44. Niskanen W. Bureaucracy and Repteseiatatiye Government — Chicago, IL: Adlkurierton, 1971
  45. Нисканен В.А. Бюрократы и политика//Вехи экономической мысли. Экономика благосостояния и общественный выбор. Т.4. — СПб.: Экономическая школа. 2004 — с.494-536 — 568с. — ISBN 5-902402-07-7 (англ. Bureaucrats and Politicians, 1975)
  46. а б в Нисканен В.А. Пересмотр//Вехи экономической мысли. Экономика благосостояния и общественный выбор. Т.4. — СПб.: Экономическая школа, 2004 — с.537-560 — 568с. — ISBN 5-902402-07-7 (англ. A reassessment, 1996)
  47. а б Клименко А.В., Минченко О.С. Государственное регулирование экономики: лучшие вопросы и практика//Вопросы государственного и муниципального управления. 2016. № 3 — С.7-30
  48. а б Нуреев Р.М. Теория общественного выбора — М.: Издательский дом ГУ—ВШЭ, 2005 — 531с. — ISBN 5-7598-0249-6
  49. Лекция 50. Провалы государства // 50 лекций по микроэкономике: В 2-х т. — СПб.: Экономическая школа. 2004. Т.2 —C.537—541 — 706c. — ISBN 5-902402-05-0
  50. Winston C. Economic Deregulation: Days of Reckoning for Microeconomists//Journal of Economic Literature. 1993. September. No. 31. Р. 1263–1289., Clifford, 1993
Лекции: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16