Сочинения Плутарха/Аристид

Материал из Викиучебника — открытых книг для открытого мира
Перейти к навигации Перейти к поиску
Статуя Аристида в одном из музеев Ватикана

Глава 7[править]

Рассказывают, что когда надписывали черепки, какой-то неграмотный, неотёсанный крестьянин протянул Аристиду — первому, кто попался ему навстречу, — черепок и попросил написать имя Аристида. Тот удивился и спросил, не обидел ли его каким-нибудь образом Аристид. „Нет, — ответил крестьянин, — я даже не знаю этого человека“, но мне надоело слышать на каждом шагу „Справедливый“ да „Справедливый“!..» Аристид ничего не ответил, написал своё имя и вернул черепок.

Рассказ о разговоре Аристида с крестьянином в день остракофории получил широкую популярность среди античных и византийских авторов и встречается в целом ряде источников (с некоторыми мелкими отличиями). Нет серьёзных оснований отвергать достоверность этого эпизода.

Первое упоминание о нём встречается в биографии Аристида, написанной Корнелием Непотом. Он позаимствовал его у кого-то из более древних авторов. Согласно Непоту, Аристид увидел, как какой-то человек пишет на остраконе его имя и спросил, почему он хочет, чтобы его изгнали. Человек ответил, что он с Аристидом не знаком, но ему не нравится, что этот человек очень хочет слыть справедливым. В этой, самой ранней версии из дошедших до нас, нет неграмотного крестьянина, а человек сам пишет имя Аристида на черепке.

У Плутарха этот эпизод описан более подробно и с принципиальными отличиями от Непота. Именно его версия стала самой известной.

Плутарховской версии анекдота в целом следует Флавий Филострат, упоминая в Жизни Аполония Тианского об этом эпизоде как о чём-то хорошо всем известном. Однако у него разговор Аристида и крестьянина произошёл уже тогда, когда Аристида изгоняли из города. К началу III в. до н. э. анекдот стал довольно популярным, так как в нём показывалось противопоставление добродетельного мужа и неблагодарной толпы. В словаре Суда этот анекдот пересказывается кратко. Поздневизантийские авторы, такие как Иоанн Цец и Феодор Метохит, наоборот, добавляют в рассказ множество деталей, зачастую противоречащим словам древнегреческих авторов. Так, у Цеца местом подачи черепеков является Киносарг, а не Агора, и черепок нужно было бросать в какую-то яму. На вопрос Аристида крестьянин отвечает, что сделал так, следуя примеру остальных. Из толпы кто-то говорит крестьянину, что он говорит с самим Аристидом. Смутившийся крестьянин попытался забрать свой черепок, но Аристид не дал ему это сделать.

У Метохита голосование происходит в булевтерии, а крестьянина он называет самыми негативными эпитетами.