Креатология

Материал из Викиучебника — открытых книг для открытого мира
Перейти к навигации Перейти к поиску

Креатология - новое универсальное научное направление, исследующее глобальные вопросы взаимодействия креативной, талантливой, гениальной личности с существующим уровнем развития знаний цивилизации (интеллектуальным потенциалом общества) (см. 1, с.50). Центральным объектом изучения креатологии является креативный, талантливый, гениальный человек, взаимодействующий с интеллектуальным потенциалом общества. Приоритет нового глобального научного направления креатологии явился результатом проведённых в 1984 – 1990 годах ученым – исследователем, старшим научным сотрудником Савченко Дмитрием Николаевичем фундаментальных научно – исследовательских работ, которые опубликованы в серии статей и в четырех монографиях (1, с. 46). Исследования по креатологии продолжаются и в настоящее время. Согласно Гражданскому Кодексу Российской Федерации (статья 138) результаты этих работ и термин «креатология» являются интеллектуальной собственностью автора и являются объектами авторского права в смысле статей (5 – 7) Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» (1, с. 46).

Автор креатологии с 1984 г. занимается проблемой отбора талантов в научно-исследовательской деятельности. В 1987 г. проведено исследование, в результате которого было предложено новое направление в психологии науки «Эволюционная диагностика и моделирование личности в научно и техническом творчестве в процессе научно-исследовательской деятельности (НИД)», направление, не имеющее аналогов в СССР и за рубежом. Результаты фундаментальной научно-исследовательской работы представлены в отчете по НИР отдела НИД вузов за 1987 г. и затем опубликованы: см. Д.Н. Савченко. Концепция эволюционной диагностики личности студента в научном и техническом творчестве // Пути совершенствования форм организации научного и технического творчества студентов (науч. исслед. в высш. школе: Обзор. информ. (НИИВШ, вып. 5. 1987)» (1, с.493). Впервые термин «креатология» был заявлен старшим научным сотрудником Савченко Д.Н. 20 сентября 1987 г. на заседании научно-технического совета отдела НИД вузов НИИВШ под председательством д. физ. мат. наук, профессора Цеснека Л.С. Рассмотрена тогда была Концепция эволюционной диагностики личности студента в научном и техническом творчестве и структура нового научного направления «Креатология» . После рассмотрения научно-техническим советом актуальности и возможности использования в фундаментальных и прикладных аспектах в вузах идей креатологии, был утвержден термин «креатология», само новое научное направление «креатология», термин «эволюционная диагностика» и новое направление в психологии науки «Эволюционная диагностика и моделирование личности в научно и техническом творчестве в процессе научно-исследовательской деятельности (НИД)». Решением научно-технического совета отдела НИД вузов НИИВШ дана положительная оценка фундаментальных исследований в этой новой области знаний, утвержден новый термин «креатология», утверждена дальнейшая программа научных исследований с.н.с. НИИВШ Савченко Д.Н. в области креатологии на ближайшие 3 года. Основные положения концепции эволюционной диагностики в приложении к поиску талантов были доложены на Всесоюзной научной конференции 18-20 октября 1988 г., организованной ГК СССР по народному образованию, ГКНТ, АН СССР, МАИ и затем опубликованы (см. Савченко Д.Н. «Эволюционная диагностика – один из основных факторов поиска талантов в научно-исследовательской деятельности высшей школы // Пути повышения эффективности научного потенциала высшей школы. Тезисы докладов Всесоюзной научной конференции 18-20 октября 1988 г. – М.: изд-во МАИ, 1988). Дальнейшее развитие указанной Концепцииv….по вопросам отбора талантов получило в следующей научно-исследовательской работе автора «Концептуальная модель механизма эволюционной диагностики личности студента в научной деятельности», результаты этого исследования были представлены в соответствующем отчете по НИР отдела НИД вузов за 1988 г. Одна из математических моделей указанной «Концептуальной модели…», разработанной с использованием математического аппарата теории катастроф, математической теории энтропии, теории распознавания образов, математического аппарата нелинейных волн, диссипативных структур в экологии опубликована в сборнике научных трудов НИИВШ в 1989 г. (см. Д.Н. Савченко. Модель управления научным потенциалом исследователя // Направления совершенствования системы управления научно-исследовательской деятельностью вузов: Сб. науч.тр.- М.: НИИВШ, 1989. – 173 с.). Методология исследования системы «креативная личность – интеллектуальный потенциал общества» (основания креатологии) опубликована в сборнике: Развитие творческой активности студентов в учебной, научно-исследовательской и социально-политической деятельности: Сб. науч. Тр. – М.: НИИВШ.-1990. Кроме того, автором креатологии была разработана и представлена на выставку достижений народного хозяйства СССР «Универсальная ЭВМ-программа отбора талантливых студентов с помощью эволюционной диагностики (удостоена бронзовой медали за достигнутые успехи в развитии народного хозяйства СССР Постановлением Главного комитета ВДНХ СССР от 12.11.86. № 841 – Н) ». Таким образом, бывшим старшим научным сотрудником Отдела НИД вузов Савченко Д. Н. было предложено новое универсальное научное направление, называемое КРЕАТОЛОГИЕЙ, исследующее глобальные вопросы взаимодействия креативной личности с существующим уровнем развития научных (или иных) представлений и парадигм (интеллектуальным потенциалом общества). Креатология - это новая наука, ставящая человека во главу угла как «творца всех вещей», как «микрокосмос», связанный со всей Вселенной и с Богом гармонично и благостно.

Креатология отвечает на современные вызовы настоящей человеческой цивилизации, она открывает свет во тьме, ибо - это новая глобальная наука, ставящая человека во главу угла как «творца всех вещей», как «микрокосмос», связанный со всей Вселенной и с Богом гармонично и благостно. Креатология является Меганаукой, т.к. с одной стороны имеется талантливая (или креативная) личность, а с другой стороны – парадигмы (системы знаний, с которыми эта личность взаимодействует) и поэтому в любой частной науке мы видим это взаимодействие. И в этой связи креатология рассматривает богопознание и научное знание, исследует взаимоотношение православной религии и науки. В креатологии особый язык, с одной стороны это язык науки и искусства, с другой – язык православного богословия. Креатология даёт пищу для познания православным христианам, богословам, ученым или интеллектуалам, философам, творческим личностям в науке, культуре, образовании и искусстве, а также любому любознательному читателю.


Содержание

Виды креатологии[править]

Всеми гениями и талантами, определившими духовный, мистический, культурный поворот в истории человечества управляла неведомая сила и, одновременно, невидимая сила, сила, носящая название Сила Святого Духа, или, иначе, Свет. Этот невидимый Свет дал гениям и талантливым личностям в нужный исторический момент «мысленное излучение идей» обладающее разной интенсивностью в различные промежутки времени. Эта интенсивность – вследствии флуктуации плотности потока выбросов зонда интуиции сильно меняет новизну, оригинальность идей, приводя зачастую к кардинальному повороту в той или иной области науки, философии, искусстве, образовании, культуры. Велика роль гения или таланта в создании поворотных точек в истории. Когда идет взаимодействие талантливого ученого (либо талантливого человека в других сферах знаний) с потоком парадигм (системами знаний) в науке, образовании, искусстве, философии, культуре, тогда возникает ситуация креатологическая, ибо накопленные человеком знания и опыт вступают в контакт с большими системами знаний, идет «диффузия» знаний во внутреннюю психическую сферу исследователя, и, наконец, инсайт, интуитивное прозрение свидетельствуют часто о начале новой эры в той области знаний, в которой исследователь хочет добиться нового, неизведанного результата. В любой отрасли знаний: в науке, образовании, философии, искусстве, культуре имеет место такое пересечение знаний человека с большими системами знаний. Креатология таким образом становится Меганаукой, ибо любая отрасль знаний делается объектом контакта со знаниями человека, например, как я говорил, физик имеет дело с современными парадигмами физики и космологии, философ – с современными представлениями философии, ученый любой отрасли знаний также реагирует на парадигмы системы знаний своей отрасли. Здесь могут быть использованы любые смелые идеи из других отраслей знаний. Что касается искусства, как «формы культуры, включающей в себя все виды художественного творчества и их результаты в качестве множества конкретных произведений», то здесь вероятность встречи таланта с несколькими областями знаний (системами знаний) весьма велика. В настоящее время возникают новые абсолютно неизвестные виды креатологии:

Социологическая креатология (наука о взаимодействии креативной, талантливой личности социолога с сложившимися в социологии парадигмами);

Политическая креатология (среди политиков можно встретить немало творческих людей – наука о взаимодействии креативной, талантливой личности политика со сложившимися в политологии системами знаний);

Философская креатология (наука о взаимодействии креативной, талантливой талантливой личности философа со сложившимися в этой области системами знаний);

Историческая креатология (наука о взаимодействии креативной, талантливой личности историка со сложившимися в этой области системами знаний);

Психологическая креатология (наука о взаимодействии креативной талантливой личности психолога со сложившимися в психологии парадигмами);

Психоаналитическая креатология (наука о взаимодействии креативной талантливой личности психолога со сложившимися в психологии парадигмами);

Поэтическая креатология (наука о взаимодействии поэта с имеющимися в мировой сокровищнице знаниями и поэтическими произведениями);

Бизнес – креатология (наука о взаимодействии креативной, талантливой личности бизнесмена с сложившимися в мировой практике знаниями в этой области);

Физическая креатология (наука о взаимодействии креативной талантливой личности физика с сложившимися в области физики парадигмами);

Математическая креатология (наука о взаимодействии креативной талантливой личности математика с сложившимися в области математики парадигмами); И так далее….

Различные стороны креатологии[править]

Термин «Креатология» содержательно раскрывает это научно - богословско - культурологическое универсальное направление с нескольких сторон.

КРЕАТОЛОГИЯ - ЭТО СИСТЕМА ЗНАНИЙ, дающая возможность реального взаимодействия между достаточно далёкими друг от друга системами знаний как наука и искусство, наука и культура, наука и образование и т.д. Она гуманизирует науку, интеллектуализирует искусство, насыщает духовностью культуру и образование (под воздействием духовного влияния Православной Церкви), расширяет критерии научной объективности в сторону одухотворенности и нравственного осмысления научных мыслей. Это – гарантия правильной оценки безнравственных и бездуховных «истин», практическое применение которых может привести к непредсказуемым отрицательным последствиям в любой области человеческой деятельности. И в этой связи креатология выступает как духовно - нравственный комплекс, обладающий большой объяснительной силой. Креатология с единой точки зрения единой надмировой позиции стремится увидеть человека в его неразрывной связи с потоком мировых знаний. Креатология в качестве такого многоликого комплекса может выступать с одной стороны как наука и мы видим её «научный лик», а с другой стороны – как искусство и мы воспринимаем её как «лик искусства», с третьей – как культура и мы воспринимаем её «культурный лик».

КРЕАТОЛОГИЯ - ЭТО НАУКА, новое универсальное научное направление, исследующее глобальные вопросы взаимодействия человека с монадами высшего уровня (под монадами высшего уровня понимаются системы знаний, создаваемых человеком: наука, культура, образование и т.д.). Креатология не только моделирует, предсказывает и показывает сценарии взаимодействия человека и больших систем знаний, но и значительно увеличивает роль науки в целом, вводя в неё невоспроизводимые, необратимые и неповторимые явления, в том числе и человеческую индивидуальность. Креатология выступает также как инструмент отбора креативных, талантливых личностей и гениев для использования их в различных областях знаний и творчества. Она позволяет моделировать потенциал талантливой личности и влияние на него неблагоприятных факторов и пограничных жизненных ситуаций.

КРЕАТОЛОГИЯ – ЭТО ФИЛОСОФИЯ ТВОРЧЕСТВА. Креатология как философия занимается проблемами смысла творчества личности и творческого начала Вселенной, закономерностями действия Божественной благодати в творческих процессах Вселенной и человека (в пределах, открытых человеку Богом).

КРЕАТОЛОГИЯ – ЭТО ИСКУССТВО, смысл которого – свободное выражение всей полноты и неповторимости открытия нового и переоценки старого; это прежде всего искусство мыслить, открывать, двигаться к истине своим неповторимым путем; это познание вложенных друг в друга сложнопереплетённых микро-, макро -, мегаритмов, спектров красок, звуков, мысли, информации под влиянием благодати Святаго Духа; это соединение строгой логики с духовной мудростью, с художественностью легенд, мифов и других культурных ценностей.

КРЕАТОЛОГИЯ – ЭТО КУЛЬТУРА становления личностей, взаимоотношений между ними и их социальным окружением, культура их духовного и физического здоровья, мотивации и мышления, системы ценностей и интересов. Креатология как культура – это не только деятельность, заключающаяся во взаимодействии творческой личности с интеллектуальным (или иным) потенциалом общества, но и вся совокупность инновационной продукции человека – творца – от новых научных парадигм, до языка, произведений искусств, норм нравственности.

Основные понятия креатологии[править]

Горизонтальная и вертикальная структура психической деятельности вообще[править]

На исследователя (ученого, преподавателя, студента и т.д.) в ходе научно-исследовательской деятельности через бессознательное психическое воздействует целый поток знаний, представлений, заключенных в парадигмическую оболочку современного научного мировоззрения. Символы и архетипы, выступающие в философии Платона в качестве «эйдоса», умопостигаемого образца, в аналитической психологии Юнга – как врожденные психические структуры (находящиеся в глубинах коллективного бессознательного), воплощающиеся в сновидениях, мифах, творчестве, также через бессознательное психическое воздействуют на творческий потенциал личности, в частности на интуицию исследователя. Рассматривая личность как существо историческое (носителя определенной культуры), как обладателя эрудиции в разных проблемных областях, мы приходим к теоретической гипотезе о стратификации бессознательного психического:

бессознательное психическое обладает определенной структурой и состоит из слоев – страт. Оригинальность, новизна, получаемые в процессе интуитивного постижения зависят от желания, умения индивида проникнуть в более глубокие слои бессознательного.

Гипотеза о стратификации бессознательного психического подтверждается А.А. Налчаджяном, который защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора психологических наук в 1974 г. Диссертация имела название «Интуитивное познание и некоторые теоретические проблемы психологии» (1). Мы принимаем логику и суть рассуждений А. Налчаджяна, и, следуя за ними, излагаем структуру психики. В психической деятельности человека нам необходимо выделить две структуры: «горизонтальную» и «вертикальную» . Используя одну из основных идей психологии мышления о том, что процесс мышления начинается в проблемной ситуации, мы приходим к выводу о «горизонтальной» структуре психической деятельности вообще. Общая схема психической деятельности нам представляется такой: объективная проблемная ситуация - психическое состояние (комплекс внутрипсихических процессов и переживаний) – собственно поведение, двигательная и речевая активность человека. В качестве объективной проблемной ситуации может выступить любой участок природной и социально-культурной среды, который в ходе жизнедеятельности стал перцептивным психическим полем для личности. Более общее: проблемная ситуация существует каждый раз, когда исследователь получает информацию, требующую переработки и принятия решения. Проблемные ситуации, следовательно, очень динамичны и чрезвычайно разнообразны. Концепция о «горизонтальной» структуре психической деятельности в своей основе имеет теорию отражения, ряд идей И.М.Сеченова и советских психологов (особенно А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна и Д.Н. Узнадзе). Д.Н. Узнадзе считал установку опосредующим звеном между ситуацией и субъектом. Воздействие ситуации опосредуется комплексом личностных особенностей и процессов, по существу всем наследственным и приобретенным опытом личности. Сеченовская схема: стимул – мозговое звено – исполнительный результат нуждается в содержательной интерпретации и психологическом обобщении вследствие чего мы приходим к выводу, что психическая деятельность начинается с восприятия и переживания проблемной ситуации, проходит эндопсихический этап и завершается совокупностью двигательных актов, причем слово «завершается» здесь используется лишь условно: каждый двигательный акт меняет ситуацию и, следовательно, все остальные звенья психической деятельности. Между этими звеньями существуют многообразные и порой трудноуловимые прямые и обратные связи. Поэтому выдвигаемая нами концепция о «горизонтальной» структуре психической деятельности есть «моментальный снимок» от непрерывного потока психической активности, отражение его мгновенного состояния. В анализированную нами «горизонтальную структуру психической деятельности» входит среднее звено – совокупность эндопсихических явлений и процессов, т.е. собственно внутренняя структура личности и её динамические проявления. Выяснение структуры этого среднего звена есть по существу раскрытие «вертикальной структуры» эндопсихической сферы человека.

Далее мы следуем за А. Налчаджяном, который весьма квалифицированно дал разъяснение этого достаточно сложного вопроса (1, с.20 – 27). Любую сложную психологическую проблему (в том числе проблему творчества и интуиции) невозможно решить, не имея более или менее четкого представления о «вертикальной структуре психики».


Четыре основные уровня («сферы») психической деятельности человека[править]

Мы выделяем (см. 1) четыре основные уровня («сферы») психической деятельности человека: бессознательное, подсознательное, сознание и самосознание. Бессознательное. Бессознательное включает все те психические явления и свойства, которые наследуются человеком. В момент рождения они даны ребенку частью актуально, частью же – потенциально. В структуру бессознательного входят: инстинкты (особенно наличные в них собственно психические элементы – потребности, влечения и образы); архетипы (по Юнгу), темперамент со всеми своими компонентами (и в особенности интровертированность и экстравертированность); определенные задатки и возможности осуществления познавательных процессов; наконец предполагается наследование определенных психических (концептуальных и образных) содержаний. Здесь принят тезис о том, что человек от рождения является существом не только биологическим, физиологическим, но и психическим, иначе отрицание психического качества у инстинктов и остальных элементов наследственного бессознательного покажется чудом при проявлении высших уровней психической деятельности в онтогенезе. Что касается темперамента, то известный исследователь (В.С. Мерлин) указывает, что главную роль в происхождении темперамента играет наследственность, но не все его компоненты проявляются сразу: в онтогенезе происходит созревание темперамента. Прижизненные изменения (под влиянием жизненных ситуаций, конфликтов) и созревание все же радикально не меняют основную структуру. Задатки также являются психофизиологическими феноменами, ориентирующими человеческую деятельность. Вместе с вышеуказанными компонентами бессознательной сферы их можно рассматривать в качестве прирожденных установок, приводящих к индивидуальным особенностям и уникальному опыту личности. Есть видовая бессознательная сфера психики, куда входят психические образы, входящие в структуру инстинктов и в этой видовой бессознательной сфере психики имеют место элементарные мыслительные операции (сравнение и бессознательный вывод). Подсознательное. И в этом случае, взяв за основу анализа генетический критерий и критерий отношения к сознанию (как к своеобразной точке отсчета), можно утверждать, что генезис и формирование подсознательного происходит в период онтогенетического развития. Следовательно подсознательное можно определить в качестве онтогенетической динамической памяти, тогда бессознательное является психофизиологическим выражением наследственной памяти. Опираясь на большое количество фактов, накопленных в различных областях современной психологии можно указать на четыре основные пути формирования подсознательной сферы психики: 1) подсознательное восприятие; 2) естественное вытеснение («нормальное забывание») из сферы сознания в подсознательное последовательных содержаний «потока сознания»; 3) вытеснение из сферы сознания неприемлемых или угрожающих структуре самосознания личности психических содержаний; 4) постепенный переход в онтогенезе элементов бессознательной сферы в сферу подсознательного, что, в свою очередь, может осуществиться двумя путями: через сферу сознания и «прямым путем» (бессознательное – подсознательное). Зная пути формирования подсознательного укажем, какие содержания в него входят: а) как процессы подсознательного восприятия, так и накопленные этим путем психические содержания (образы, вербально выраженные знания, установки, условные рефлексы на подпороговые раздражители и т.д.); б) автоматизированные действия, навыки (как третье звено «горизонтальной» структуры психической деятельности), имеющие под собой подсознательно актуализированные ситуации их выработки и соответствующие переживания; в) сновидения как особые психические процессы, причем содержания, которыми они оперируют, могут быть получены индивидом всеми путями формирования подсознательного. Мы считаем сновидения особой формой подсознательной психической активности, г) в подсознательную сферу входят все систематизированные и несистематизированные знания человека (его жизненный опыт в широком смысле слова), а также те структурные элементы «личности», которые приобретаются онтогенетически (например, социогенные влечения, потребности и мотивы). Подсознательными могут быть все познавательные процессы, причем подсознательное с первых же дней жизни и до смерти человека имеет непрерывное психологическое существование. Очень важной для психологического понимания процесса интуитивного познания является проблема подуровней подсознательного и сознания. В подсознательной сфере весьма талантливый ученый А. Налчаджян выделяет уровень предсознательного (1). Предсознательными являются те психические содержания, которые близки к порогу сознания, но еще не проникли в него. Это - «верхний» слой подсознательного, содержания которого актуализируются подсознательно. Когда психическое содержание (например, искомое слово) актуализируется на предсознательном уровне, то возникает осознаваемое чувство этого знания, но содержимое в сфере сознания еще не представлено. При интуитивном «озарении» предсознательному существованию идеи соответствует эмоциональный порог ее перехода. Таким образом использование терминов «предсознательное» и «подсознательная актуализация» позволяет установить связи между уровнями эндопсихической сферы и уровнями памяти (краткая, оперативная и долгосрочная), что даёт возможность экспериментального изучения особенностей уровней психической деятельности человека. Очень важным является вопрос о том, каковы конкретные формы существования психических содержаний на подсознательном уровне. Есть интересная точка зрения (А.Н. Леонтьев, Б.В. Зейгарник), согласно которой психика оперирует триедиными комплексами: значение – образ – слово. К этой точке зрения мы присоединяемся. Сознание. Сознание можно определить как осознание определенного психического содержания. Анализ мыслей И.П. Павлова и З. Фрейда по этому вопросу показывает, что они оба исходили в своих высказываниях о психической жизни человека именно из такого понимания сознания. Но сознание и подсознание не «однослойны», каждая из этих сфер, как показывают данные клиники, имеет целый «спектр» уровней осознанности и неосознанности психических содержаний. Для дальнейшего анализа интуиции мы сохраняем термин «поток сознания» (У.Джемс); но, одновременно, правомерно и использование нового термина – «поток психики» (имея в виду одновременную активность, динамику на всех «вертикальных» уровнях). В потоке всей психики поток сознания является лишь его «верхним слоем», высшей ступенью. Поток сознания прерывист, но поток психики прекращается лишь в «момент» смерти человека. Однако поток сознания не есть лишь сфера, где появляются готовые результаты подсознательной работы. В сфере сознания имеют место познавательные процессы, получаются новые результаты, сознание отличается активностью, целеустремленностью и оказывает регулирующее влияние на жизнедеятельность организма. Сфера сознания, однако, консервативна на основе данных социальной психологии. Данные многих авторов (Кузьмин Е.С., Кон И.С., А.А. Бодалев, Т. Шибутани, М. Шериф и К. Шериф и др.) показывают, что уже интериоризация групповых «картин мира», стереотипов, делают сознание относительно консервативным, «непроницаемым» для различных аспектов опыта. Парадигмы, о которых говорят теоретики научного развития, есть частные примеры групповых норм, ограничивающих возможности свободного творчества. Знание парадигм и вообще усвоенных личностью групповых норм позволяет понять, что такое знание ученого ведет его к зависимости от взглядов других, к конформности, что препятствует развитию способности принятия оригинальных решений. Следует отметить, что активность поведения определяется активностью всей психики человека и необходимо учитывать, что даже с первого взгляда подлинно сознательные творческие решения не независимы от детерминирующих его подсознательных психических явлений (установок, апперцепций и подсознательных актуализаций, внутренних неосознаваемых мотивов). На подсознательном уровне имеют место предметно-структурные преобразования проблемной ситуации и задачи. Подсознательное мышление, реальность которого никем не оспаривается, не может быть оперированием пустыми, бессодержательными структурами. Структурно-предметное преобразование содержания проблемной ситуации и задачи на различных уровнях психики у бодрствующего решающего задачу индивида происходят одновременно, как единый психический процесс. Именно поэтому переход в сферу сознания подсознательно образованных структур не есть переход бессодержательных схем, которые лишь в сфере сознания неизвестно как заполняются содержанием. Уже на подсознательном уровне они содержательны, и всякие переходы и проникновения, вытеснения и актуализации, имеющие место между различными уровнями психики, представляют собой динамические «перемещения» психических содержаний. Самосознание рассматривается нами в качестве определенного уровня осознания психических содержаний (как это имеет место в процессе интуитивного «озарения», но одновременно в качестве особой и неотделимой стороны сознания, в определенном смысле – высшего его уровня. Но с другой стороны, самосознание является определенной подструктурой целостной структуры личности, а именно оно есть в той или иной мере упорядоченная совокупность взглядов, оценок, отношений, знаний и установок человека, относящихся к собственной личности. В современных теориях личности эту совокупность часто обозначают термином «Я – концепция» (Т. Шибутани, К. Обуховский и др.). Поэтому структура самосознания, как и любые другие онтогенетически приобретенные содержания, имеет преимущественно подсознательное существование, так как особо четкое и возможно полное осознание собственной личности и собственных действий от человека требуется лишь в ответственных проблемных ситуациях. Определяющую роль при этом играет и феномен «узости» сознания. Актуальное же осознание части структуры самосознания в каждой ситуации выступает в виде особого «Я - образа», причем у человека имеется множество не только ситуативных, но и более устойчивых «Я – образов» (И.С. Кон). Самопознание человека происходит путем актуализации «Я – образов», анализа и обогащения их структуры, а в этих процессах важную роль играет интроспекция. Творческий процесс и интуитивное понимание являются важными факторами эволюции самосознания так как открывают для него такие глубины собственной подсознательной сферы, которые в обычных условиях непосредственно недоступны ему. Феномен самосознания объясним лишь при принятии исходного теоретического положения о непрерывном существовании психики человека. Ощущение тождества с самим собой является важнейшей стороной самосознания, а оно основано на существовании долговременной памяти (т.е. подсознательного). Е.В. Шорохова подчеркивает, что самосознание является результатом непрерывности памяти, т.к. именно память связывает прошлое человека с настоящим и служит отправным пунктом для будущего. Но непрерывность памяти означает непрерывность психического подсознательного, не говоря уже о непрерывности бессознательного, что не подлежит никакому обсуждению. После рассмотрения действия структуры и страт (уровней) вертикальной структуры психики в процессе интуитивного познания определим фундаментальные понятия креатологии, касающиеся процесса интуиции исследователя.

Зонд интуиции, глубина (выброс) зонда интуиции[править]

Дадим несколько определений. Под зондом интуиции понимается процесс получения новых идей (знаний) из глубинных иерархически структурированных слоев бессознательного психического, приводящий к определенной степени новизны интеллектуальной продукции талантливой или креативной личности (2). Поясним эту формулировку. В процессе бессознательного мышления в ходе решения проблемы личность «сканирует», т.е. производит поиск исследуемых вариаций комбинаций ассоциаций (поиск производится целенаправленно). Как говорилось ранее, Д.Т. Кемпбелл, психолог (США) описывает такой процесс, как селективный поиск и отбор (после сканирования) среди огромного числа комбинаций, слепообразованных подсознательным «Я», которые удовлетворяют двум критериям: эстетичности и полезности (2). По нашему мнению зонд интуиции «работает» как по горизонтали («прокручивание» множества ассоциаций, слепообразованных подсознательным «Я» - в нашей терминологии - бессознательным психическим), так и по вертикали (проникновение бессознательных установок вглубь бессознательного психического в «континуальный поток» по выражению В.В. Налимова) (2). Весь этот процесс, совершающийся с огромной быстротой в подсознании и бессознательном психическом, концентрация личности на образе цели приводят к той или иной новизне с той или иной вероятностью успеха.

Глубина (выброс) зонда интуиции[править]

Зонд интуиции характеризуется глубиной (выбросом). Под глубиной, выбросом зонда интуиции понимается степень проникновения в глубины бессознательного с целью получения новой идеи, нового знания, или как определяет В. Налимов – с целью погружения в континуальный поток мышления в процессе деавтоматизации психических структур. В процессе получения нового знания, новых идей, может быть проявлено один или множество выбросов зонда интуиции. Считая, что сама новая идея является сложным образованием, что на процесс её возникновения оказывает влияние развитие интеллектуального потенциала общества (парадигмы в науке) и личность исследователя, мы выдвигаем гипотезу, заключающуюся в том, что процесс, именуемый зондом интуиции, процесс интуитивного постижения является стохастическим процессом. Если проблема является достаточно сложной и неподдается решению «в лоб», то исследователь решает её по частям, генерируя множество выбросов зонда интуиции. В ходе научного поиска исследователь находится в напряжении под воздействием мотивации и противоположных (по направлению) аффектов, происходит как бы селекция различного рода ассоциаций в глубинах его бессознательного психического и подсознания, врываясь в сознание в форме выбросов зонда интуиции личность «разряжается», но не надолго, далее исследователь снова попадает в состояние напряжения и т.д., таким образом, получается поток интуиции, поток интуитивных актов, продуктами которого являются новые идеи, новое знание. Прежде чем определять понятие «поток интуиции», выдвигаем гипотезу, появление которой связано с анализом поведения зонда интуиции под влиянием фрустрирующего давления проблемной ситуации. Гипотеза формулируется так:

Чем сильнее выброс, глубина зонда интуиции в слои, страты бессознательного психического, тем оригинальнее (обладает большей новизной) идея, приходящая в сознание (2).

Математически и психологически это выражено следующим образом: чем больше по абсолютной величине амплитуда выброса зонда интуиции в слои, страты бессознательного психического, тем оригинальней идея, проходящая в сознание».

Поток интуиции, плотность потока выбросов зонда интуиции.[править]

Введем рабочее определение: поток интуиции есть специфический процесс проявления интуитивных актов в ходе которых появляются новые идеи. Поток интуиции личности исследователя мы предлагаем описывать величиной плотности потока выбросов зонда интуиции. Обозначим Ф- поток интуиции. Представим единичный выброс потока Ф – (единичный выброс зонда интуиции) точкой на некоторой прямой на оси ОФ. Такие точки потока Ф-случайным образом распределены на этой оси. Допустим, что случайное распределение точек потока Ф – удовлетворяет следующим условиям (2):

  1. Вероятность попадания того или иного числа точек потока (выбросов зонда интуиции исследователя) на отрезок ℓ зависит только от длины того отрезка, но не зависит от его положения на оси абсцисс. Иными словами точки потока распределены на оси абсцисс с одинаковой средней плотностью. Обозначим эту плотность (т.е. математическое ожидание числа точек, приходящихся на единицу длины) через .
  2. Точки потока (выбросы зонда интуиции) распределяются на оси абсцисс независимо друг от друга, т.е. вероятность попадания того или иного числа точек на заданный отрезок не зависит от того, сколько их попало на другой отрезок, не перекрывающийся с ним.
  3. Вероятность попадания на малый участок двух или более точек (выбросов зонда интуиции) пренебрежимо мала по сравнению с вероятностью попадания одной точки (это условие означает практическую невозможность совпадения двух или более точек).

При таких допущениях вероятность попадания ровно m точек (выбросов зонда интуиции) в отрезок выражается формулой:

где а = λl, т.е. величина Ф (L) распределена по закону Пуассона с параметром а = λl (2). Отметим, что величина а по смыслу представляет собой среднее число точек потока, приходящееся на отрезок l. Распределение величины Ф по закону Пуассона означает вероятность того, что она примет определенные значения m (m = 0,1, …). Величина (вероятность того, что величина Ф примет положительное значение) в данном случае выражает вероятность того, что на отрезок попадет хотя бы одна точка (выброс зонда интуиции):

Величина представляет собой плотность потока выбросов зонда интуиции для случайной величины Ф; в соответствии с принципами 1, 2, 3 креатологии и полиморфной диалектикой возможны и другие, альтернативные определения плотности потока выбросов зонда интуиции. Однако это потребует фундаментального научного исследования и введения новых гипотез.

Энергия Лучей Божества и энергия мысли в креатологии. Святоотеческое понимание[править]

Святой Григорий Палама и святой Максим Исповедник дают нам картину воздействия нетварной Божественной энергии на всё Сущее (на людей, на все живое, на Вселенную). Всё в мире подчинено действию Лучей Божества. Они невидимы, они действуют. Создаваемые исследователями в науке и талантами в других сферах знаний новые системы знаний являются плодом энергии человеческой мысли (энергии мысли). Но всё в Православии начинается с признания Бесконечного личным Существом, Божественного Логоса как творческого принципа. Как говорит С.Л. Епифанович в книге: «Преподобный Максим Исповедник и византийское богословие»:

Эти вечные совершенства или энергии и свойства Божии проявились в акте творения. Причастием их живет теперь и движется всё тварное бытие, получая от Бога и бытие и жизнь, и благость и мудрость, и являясь как бы частью Бога (3, с.60) .

Далее, следуя Епифановичу С.Л., - Логос проявился в мире и в Логосе всё бытие причастно Бога. Эти тесные отношения Логоса к миру выражаются при посредстве и в форме энергий Его, или маленьких л о г о с о в, идей:

на которые творчески как бы расчленяется Единый Божественный Логос, и которые снова объединяются в Нем, как радиусы в центре круга. Соответственно троякой деятельности Логоса – творческой, промыслительной и судящей, и Его , или идеи, охватывают собой все бытие на всем протяжении его существования..Весь мир как бы висит на этих , имея в них истинную свою сущность. По ним же, как по Своим хотениям, или предопределениям, и Сам Логос познает мир. Через них Он выражает Свои отношения к миру и осуществляет объединение его с Собой. Логос предвечно содержит в Себе все (3, с. 64-65).

Далее мысль продолжается:

Объединяя в Себе все , Божественный Логос является центром всего тварного бытия. При этом Он не только творчески связует с Собой все бытие, но и промыслительно ведет его к другому еще более полному объединению с Собой, к возвращению к Себе и обожению в Себе всего исшедшего от Него бытия. Таков предвечный «совет» Божий, конечная цель промысла (3, с.65).

Так выступает Логос в своих энергиях, или логосах. Эти логосы могут быть рассматриваемы не только в отношении к их Виновнику, - говорит С. Епифанович, - но и в отношении к образуемому ими миру. Все бытие по существу идеально. Оно есть не что иное, как совокупность логосов, нисшедших из Логоса и разнообразно переплетающихся друг с другом. Все качественные различия бытия зависят от комбинаций этих логосов. Уплотнение их образует грубую чувственно постигаемую тварь. Весь мир, таким образом, представляет собой в большей или меньшей степени «одебеление» или воплощение Логоса, таинственно скрывающегося в под оболочкой тварного бытия и во всех действиях Своих обнаруживающего Свои промысла и суда. Цель центростремительное движение к «центру смысла жизни человека» к Логосу, когда все энергии человеческой личности в согласном единстве ориентированы к обожению. В Апокалипсисе написано:

Благодать вам и мир от Бога и от семи духов, находящихся перед престолом Его (Откр. 1,4). Верным он ясно показывает, что эти энергии есть Дух Святой(4, с 10).

Итак, Божия энергия доступна и нам, людям, так как Божественная сущность и Божественная энергия всюду присутствуют нераздельно, так как она нераздельно разделяется, а Божественное естество при этом остается неделимым. Но каким образом Божественная энергия доступна людям? Бог есть Первообраз, Мудрость мудрости умудряемых, однако Он превышает всякий образ и не есть образ. Человек имеет свободную волю и быть близко или далеко от Бога или соединяться с ним возможно только вследствие своего произволения. Соединение с Ним возможно только через нетварные Божественные энергии, исходящие от Бога. Вот ответ из творения Св. Григория Паламы:

Иногда этот Промысл называется «силой Божиего Предведения», а также «творящей силой» и «силой, сохраняющей все тварное бытие»; согласно великому Дионисию, одни из этих сил суть «осуществления», другие – «оживотворения», а третьи – умудрения»(4, с.24).

Вывод: существует некое множество сил, которые Божественный Дионисий называет силами «умудрения» . Они везде, эти Лучи Божества, они пронизывают все, весь Космос, всю природу, все живое, всех людей. Они наполняют ум любого человека. «Наш ум обладает способностью думать, благодаря чему он видит мыслимое, спускаясь из себя, нисходит до умозрения, «умозрений рассыпано великое множество, и это как бы виды ума» (5, с.451). Сам ум прост и неделим, Причина всякого ума, всякой премудрости и сознания – Логос – Премудрость. Этой Премудрости принадлежит всякая воля, «от Нее – всякое знание и сознание и в Ней «все сокровища премудрости и ведения» «сокрыты»» (Кол.2,3), (5, с. 453). Св. Дионисий Ареопагит поясняет:

Сверхпремудрая и всепремудрая Причина, согласно уже сказанному, есть ведь основание и самой-по-себе-премудрости, и всей мудрости в целом и во всех ее видах (6, с. 453).

Что же такое «извне»? Как это понять? Господь дает бытие каждому человеку, и это бытие такое, что оно само может постоянно делать себя все более способным вместить Его благодать и благость. Эта сила, которая у каждого от Трансцендентного Источника, от Бога и в которой каждый имеет живой образ Всемогущей Силы Божества, есть свободная воля. Ею каждый может расширять или ограничивать способность вместить Божию благодать. Всякий разумный человек стремится познавать, потому что понимание есть жизнь интеллекта и оно же есть его желанное бытие. Бог есть Свет, Бог есть Премудрость. Свет – Премудрость изливается на тварный мир в виде нетварных Божественных энергий, и входит в душу человека, в его ум, в его сознание. Бог наш, желая по благости явить себя, дает нисходить из себя, разнообразным светам так называемым теофаниям, и во всех светах делает известными богатства сияния своей славы. Отец светов неизреченно родил в Свете – Слове, первородном Сыне – все нисходящие явления так, что в Сыне свернуто заключены все явленные светы. Мы ясно видим, что Сын Божий есть истинный Свет, подобно тому как и Отец есть истинный Свет («Я и Отец одно») и причастность людей Свету зависит от разнообразия даров Божественного Святаго Духа, и степень «светоносности» человеку дарует совершенствующий всё Святой Дух. Наша интеллектуальная сила потенциально обладает поистине несказанными богатствами света. Поскольку они в потенции, мы не знаем что они у нас есть, пока какой-нибудь интеллектуальный свет, выступивший в акт, не откроет их нам и не покажет способ претворения их в действительность. Что получается в ходе этих размышлений на основе Священного Писания и Священного Предания, а также на основании богословия святых отцов? Мысль есть свет, пролитый в душу ученого-исследователя. Этот свет представляет собой Луч Божества, несущий «озарение», инсайт, интуитивное прозрение, дающее открытие. Развитие научных знаний происходит не стихийно, а направляется Божественным Промыслом в нужную сторону. Активное вмешательство Божественных Сил в процесс научного познания выражается в таких фактах, как необъяснимая помощь в выборе темы исследования, поиска необходимой научной литературы по решаемой проблеме, появление внезапных и «счастливых» идей, приводящих к неожиданным открытиям, игнорирование парадигм, тормозящих процесс появления гениальных открытий, либо новых научных постижений (см. раздел «Креатология»), и многое другое. Обратим внимание на мысленное излучение, на свет излучаемый. Эти «световые волны», это излучение мысли у разных исследователей имеют разную «силу». Сила мысли (например, для ученого исследователя или, беря более широко, для любого творческого человека в любой сфере деятельности) равна силе света. Мощь силы мысли, мысленного излучения порождает новизну открытия в науке. Чем больше «мощь мысленного излучения», тем вероятней появление новой парадигмы в науке. Большинство мыслей, оказавших самое глубокое воздействие на развитие науки, вообще появились не от влияния сложившихся парадигм и их сила не зависела от степени знания всех господствующих научных взглядов. Знание, появившееся вследствии интенсивной научной творческой работы становится новым знанием, как бы «застывшей мыслью». Оно немедленно начинает воздействовать на массу ученых и эта новая парадигма с течением времени начинает тормозить возможность появления новых открытий в данной научной области. Интуиция дает основание для появления нового «скачка» в науке. Процесс познания начинается с трансцендентного уровня, с непосредственного просвещения исследователя светом, исходящим от Отца светов. Это кажется загадочным для тех, кто не задумывался над процессом собственных открытий, кто, имея статус ученого, привык полагаться на культ разума. Гордость человеческая присуща многим современным ученым, ибо они считают высшей инстанцией разум при решении всех проблем человеческих. Но Промысел Божий часто так переворачивает мировоззрение таких людей, что прежние взгляды спустя некоторое время кажутся им наивными.


Пролегомены к «Символической теории интуитивного познания»[править]

Творчество талантливой личности показывает, что по определению процесс творчества, процесс интуитивного постижения представляет собой огромную концентрацию собственной энергии, энергетических ресурсов, позволяющих личности получить знания более высокого уровня. Как говорилось ранее гениальная музыка, гениальная живопись, гениальные открытия в области математики и техники обладают колоссальной энергией, умело и точно сфокусированной. Истоки природы интуиции формулировали многие, например В. Налимов (идея дологических потоков континуального мышления), Платон (мир идей), состояния сатори или самадхи (философские системы дзэн-буддизма или древнеиндийской философии), коллективное бессознательное (К. Юнг) и т.д. Эта природа исследовалась различными мыслителями: от Шопенгауера до Флоренского, от Н. Лосского до Н. Бердяева, этой проблемой всю жизнь занимался Тейяр-де-Шарден. Кант в «критике способности суждения» обосновал возможность символического соединения в искусстве двух антиномичных измерений реальности - природу и свободу. Здесь символ впервые получил признание как особый способ духовного освоения реальности. Гёте, пришел к интуиции «пра-феномена», т.е. особого рода символа, рожденного органической природой. Крейцер, Новалис, Ф. Шлегель, Шеллинг развернули в романтической эстетике мощную философию символа, связанного с понятиями: творчество, гений. Идеи философии символизма дали обильные плоды в исследованиях и построениях В.С. Соловьева, Андрея Белого, Вячеслава Иванова, Александра Блока, Иннокентия Анненского, Эллиса, А.Ф. Лосева, и, наконец, отца Павла Флоренского. М. Врубель, Борисов-Мусатов, М. Чюрлёнис дали миру символическую живопись. Основой изысканий, поисков символистов является общая теория символизма, символы шифрующие тайные знания, являются тем языком, который описывает как источник идей, так и сам процесс поиска Истины.

Креатология постулирует такую максиму: знание, появившееся вследствии интенсивной научной творческой работы становится новым знанием, как бы «застывшей мыслью». Это знание символично, оно – символ, ибо содержит в себе ноуменальное (свет Божий, мысль, результат интуиции как процесса), и феноменальное (результат логической обработки новой идеи). Вслед за Андреем Белым мы утверждаем:

Гениальное познание есть познание идеи – ступеней сущности, возникшей перед нами в представлении. Познание идей открывает во временных явлениях их безвременно вечный смысл. Это познание соединяет рассудок и чувство в нечто отличное от того и другого, их покрывающее. Вот почему в познании идей мы имеем дело с познанием интуитивным.

Святой Максим Исповедник делит весь мир сущих, получивший начало от Бога, на умопостигаемый мир, образованный из умных и бесплотных сущностей, и на здешний мир, чувственный и плотский, который величественно соткан из многих видов и природ (48, с. 218-219). При всем том, - говорит св. Максим, - мир – един и не разделяется вместе с частями своими; наоборот, путем возведения к своему единству и неделимости, он упраздняет различие их, происходящее от природных особенностей этих частей. Ведь они, неслиянно чередуясь, являются тождественными самим себе и друг другу, показывая, что каждая часть может входить в другую, как целое в целое. И обе они образовывают весь мир, как части образовывают единство; в то же время, они образовываются им, единообразно и целокупно, как части образовываются целым. Для обладающих духовным зрением весь умопостигаемый мир представляется таинственно отпечатленным во всем чувственном мире посредством символических образов'. А весь чувственный мир при духовном умозрении представляется содержащимся во всем умопостигаемом мире, познаваясь там благодаря своим логосам'. Ибо чувственный мир существует в умопостигаемом посредством своих логосов, а умопостигаемый в чувственном – посредством своих отпечатлений. Божественный Апостол говорит: Ибо невидимое Его…от создания мира чрез рассматривание творений видимы (Рим. 1: 20) .

И если невидимое зрится посредством видимого, как написано, то для преуспевших в духовном созерцании легче будет постигнуть видимое чрез невидимое. Ибо символическое созерцание умопостигаемого посредством зримого есть одновременно и духовное ведение и умозрение видимого через невидимое (48, с.219).

Вот в этой фразе св. Максима Исповедника мы видим Начало начал теории интуитивного символического познания. Дадим несколько пояснений. Слово «умопостигаемое» ( ) у преп. Максима обозначает сферу духовного, нетелесного бытия. Иногда он ставит знак равенства («умопостигаемое = духовное). И если мы посмотрим приведенное выше высказывание (48, с. 219), то сие понимается так: восходя от явленности (феноменальности) бытия к его идеям («логосам»), мы вновь возвращаемся к этому бытию, но только уже не в его явленности, а в его смысловой и духовной сущности, и замыкаем тем самым круг познания (образ колеса в колесе). Русские символисты искали синтеза: философии, религии, искусства, науки. Это ведь современная идея креатологии. Они искали сию связь через Символизм. Они хотели узреть сквозь видимую реальность сверхвременную идеальную сущность мира. Они не знали как сотворить социокультурный синтез - Символизм, в котором взаимодействовали различные виды искусства, и философия, наука и религия. Св. Максим Исповедник дал ответы на эти вопросы задолго до появления русского Символизма. Ибо естественное стремление представителей русского Символизма узреть сквозь видимую реальность «сверхвременную идеальную сущность мира – Красоту» задолго до Символизма неизреченно было дано понять великими богословами – Святыми: Дионисием Ареопагитом, Максимом Исповедником, Григорием Паламой. Св. Максим Исповедник говорит, что умопостигаемый мир отражается в мире чувственном и активно действует в нем («логосы» суть и энергии духовного мира). В теории интуитивного символического познания главная линия проясняет то, что каждый человек является божественным избранником (Святитель Григорий Палама).) Люди различаются лишь разнообразием харизматических даров, талантов, а также способностью и готовностью принять божественную благодать. Те, кто проповедуют, те, кто исцеляют, те, кто занимаются познанием, и вообще все те, кто получают благодать Божественного Духа, имеют харизматический дар, больший или меньший, каждый в своей области. Этот человек, творящий в искусстве, науке, культуре, должен обладать существенным пониманием того, что всё, что он достигает в своей области, все успехи – это не его достижения, это идущее от Бога премирное влияние Промысла Божиего, этот талант или гениальность - от Бога, его удел как творца благодарить Творца за то, что в нужное время дан ему дар Святаго Духа для свершения Божьего предназначения. Этот человек должен быть смиренномудрым, скромным и понимать, что он не теург. Другая линия теории интуитивного символического познания призывает творца в искусстве, науке, культуре к творению христианского любомудрия, которое есть совершенный синтез «делания» и «созерцания», результатом которого и является истинное ведение. Это ведение есть и «гносис», т. е. духовное умозрение, и «епистеме», т.е. твердое и научное знание. Но для того, чтобы было ведение, нужен путь нравственного совершенствования. Третья линия теории интуитивного символического познания постулирует, что творчество – это не искусство, это творение чрез пламенеющее двуединство феноменального и ноуменального, ибо «сквозь материю просвечивает Божество». Все вокруг человека, вся Вселенная, все объекты Вселенной суть шифры Божества, суть символы. Четвертая линия теории интуитивного символического познания открывает тайны Божии тем, кому Господь посылает Луч Божества, нетварную божественную энергию, благодать Божию. Это «логосы» , идеи всего, что человек хочет познать. Это Символы вечности, скрытые за оболочкой вещей и событий. Сам процесс познания - интуиция, инсайт, вдохновение, мысль, которая внезапно приходит в человека, озаряя его, есть символическое познание, ибо открывается идея вещи, события и т.д. Но мысль – это свет, свет Божественный. Мысль имеет глубину и мощь. Эта проблема подлежит дальнейшему разрешению через тщательное исследование влияния Теофании на человека – творящего новое.

Святоотеческое богословие Теофании при взаимодействии системы: творческая личность – интеллектуальный потенциал общества Бог, Добро, Свет излучает разнообразные светы, теофании на ангельские чины и на людей. Эти теофании проходят в ум человека и просвещают его в меру вместимости его. Эти теофании есть мысль-свет, интуитивное прозрение, инсайт (в науке), катарсис (в искусстве – в творчестве художника – творца) . Проблема мысли есть проблема не трансцендентального вопроса, но проблема конкретного содержания. И здесь подходим к слову Откровения, к дивным и безмерным в своей глубине словам Евангелия о Логосе: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть». В начале было слово – в начале бытия мира, появилось вносящее свет слово, в котором все получало свою раздельность. Все возникало к бытию для себя и для другого как слово-мысль. Это слово – космический логос есть прямое действие Логоса Божественного. Логос, стал излучать свет в мировой логос и дал ему всю силу миротворческого различения: «все чрез Него начало быть, и помимо Него не возникло ничто из того, что возникло». Логос светит в мир и образует умную область слов-идей. Это мысль о том, что всё в своем различении и согласии, многоединство твари, лики бытия были вызваны из потенциального бытия, «начале» через слово. Бог дает полную свободу актуализации в тварях, сам становясь потенциальным. Он хочет жить в тварях, сам становясь потенциальным. Как первоисточник бытия Бог всегда в мире, всё держит десницею Своей, но мир в то же время пребывает вне Бога, погруженный в тварное самобытие, т.е. в ничто. Мир, как Откровение Божества есть Теофания. О. Сергий Булгаков полагает, что Бог, не ведая зависти, хочет жить в тварях и становиться в них. Он чтит природу твари, которая есть ничто, больше собственной мощи, ибо хочет Себя, в творении, в нем – в другом – желая иметь друга, независимого по отношению к Себе хотя и всецело Ему обязанного бытием. Рассмотрим действие света – мысли в системе «творческая личность – интеллектуальный потенциал общества». Теофания, это Божественный свет, нисходящий на творческую личность (неважно, в науке или в искусстве происходит процесс творчества). Теофания делает человека «энергийной иконой», ибо исследователь создан по образу и подобию Божию. Теофания «проливает» на исследователя «световые волны», излучение света. Интеллектуальный потенциал общества по своей сути представляет массу знаний, представленную в форме парадигм (например, в науке). Теперь рассмотрим проблему Теофании несколько с иной стороны. Бог творчески полагает природу и, следовательно, творит и её закономерность. Поэтому творчество Божие безгранично, неисчерпаемо, неистощимо, безмерно, нет внешнего предела Его всемогуществу, всё Бог устанавливает волею своею. Однако к тварному бытию Бог обращается не безмерностью, точнее не сверхмерностью Своею, но всему полагает меру, закономерность, облеченную силою принудительности. Давая свободу твари, Бог отказывается от своего всемогущества на деле и вступает в сотрудничество с тварью (в нашем случае с ученым – исследователем). Это соединение Божьего всемогущества с тварной свободой, которая не существует вне ограниченности, есть основа тварного бытия. Творение является поэтому и «промышлением» о твари (талантливом исследователе), Вседержитель есть и Промыслитель. Однако это промыслительство не следует понимать в смысле механической предопределенности, уничтожающей творчество и свободу и превращающий мир в некий часовой механизм, а Бога в своевольного и капризного тирана, создающего себе живые игрушки. Божественное Промышление, раз Оно допустило тварную свободу и вступило с нею в реальное взаимодействие, влияет на мир творчески, всегда оригинально и в соответствии действию тварной свободы. Провидение действует с абсолютной находчивостью и изобретательностью, направляя всякую творческую комбинацию твари (талантливого ученого) к благу с наибольшей целесообразностью. Пути Промысла для нас непостижимы и неисследимы, но надо верить в их абсолютную верность и безошибочность. Таким образом, божественная энергия – мысль, появившаяся в процессе интуитивного прозрения (инсайта) , не зависит от влияния сложившихся парадигм и её сила не зависит от степени знания всех господствующих научных взглядов, а напрямую является теофанией.

Понятие о научном потенциале творческой личности исследователя[править]

Введем фундаментальное понятие «потенциал творческой личности исследователя», адекватный психическому уровню его личности (8, 9). Возможны три вида потенциала (применительно к данному предмету исследований): научный, технический и технологический – в зависимости от сферы профессиональных интересов и профессиональной ориентации исследователя (наука, техника, технология) и три энергетических уровня потенциала (в зависимости от фонда его психической энергии, активности). В (8, 9) описано, что понятие потенциала характеризует спектр способностей личности исследователя к научному и техническому творчеству. Погруженность исследователя в сферы познавательных профессиональных интересов (например, в сферу научных интересов) связана с формированием у него специфических процессов, анализом которых занимается современная когнитивная психология. Специфические структуры знания исследователя в творческом процессе при организации в его памяти новых знаний и определяют виды потенциала: научный технический, технологический. Далее мы принимаем расширительное толкование понятия «научный потенциал», включая сюда и технику, и технологию (8, 9). Энергетические уровни подробно исследованы А.Ф. Лазурским (10). Энергетические уровни, точнее интенсивность их выражения, проявленные в личности, определяют творческую отдачу, чем выше энергетический уровень, тем активнее личность, тем выше творческая отдача. Зависимость креативности личности от уровня её активности тщательно исследована в работах Д.Б. Богоявленской. Потенциал личности исследователя есть функционал, определенный на множестве значений факторов внешней и внутренней среды личности исследователя. Потенциал внешней среды личности исследователя является функцией, определенной на множестве основных факторов внешней среды; потенциал внутренней среды личности определяется как функция на совокупности основных внутриличностных факторов. Сама внешняя среда личности представляет собой множество факторов-отображений условий микросреды творческой личности, внутренняя среда-совокупность внутриличностных факторов, проявившихся в процессе научного творчества исследователя, собственно говоря, психику исследователя в процессе творчества. Микросреда творческой личности и психика в процессе или акте творчества взаимосвязаны и представляют собой подструктуры либо процессы. Внешнюю среду (микросреду творческой личности) можно разложить на пять подструктур по предметному признаку (такая кластеризация является условной, можно предложить несчетное множество таких подструктур, однако с точки зрения доступности информации на настоящий период выбрано пять таких подструктур): экономической мотивации (экономических интересов), психологического климата, влияния руководителя, влияния коллектива, ценностных ориентаций личности. Согласно работе (11, 9) внутренняя среда (психика) , с точки зрения участия индивида в творческом акте, может быть разделена на 3 подструктуры: мышления, мотивации, интуиции. Понятие «подструктура» для таких психических процессов как интуиция и мышление является грубым, однако с точки зрения личностного анализа (рассмотрения структуры личности как совокупности факторов) условно принята такая неточность в виде дефиниций «подструктура» для высших психических процессов, таких как интуиция и мотивация. С точки зрения синергетики, рассматривающей все живые и (технические) системы как постоянно меняющиеся структуры, такая условная классификация является правильной (действительно любой процесс, применяя эргодическую гипотезу, можно рассматривать как ансамбль меняющихся структур). Каждая подструктура является феноменом, описываемым неким интегральным показателем-фактором. Измеряя потенциалы в их взаимодействии, мы обнаруживаем различную степень творческих возможностей личности. Нами предложен анализ взаимосвязи фундаментальных параметров продукции (новизна, качество, важность) с характеристиками потенциала творческой личности исследователя. В связи с этим предположением в работе (12, 9) выдвинута гипотеза о влиянии потенциала личности на степень новизны продукции творческой личности.

[1]


Рис. 2. Представление личности исследователя как первичной эволюционирующей ячейки

1, 2, 3 – факторы внешней среды личности;

4, 5, 6 – факторы внутренней среды личности;

7, 8, 9 – параметры создаваемой личностью научной продукции

в 3-х различных видах научных исследований;

Х1, Х2, Х3 – факторы (параметры) новых знаний, порождаемых личностью в процессе соответственно фундаментальных,прикладных научных исследований и опытно-конструкторских разработок.


Анализ понятия «технология» (13) позволяет определить технологию разработки последовательных методов, взаимосвязанных способов, исследований и процедур, направленных на описание и моделирование потенциала личности исследователя, выявление новизны в научном и техническом творчестве. Опираясь на феноменологическое представление личности исследователя в условном трехмерном пространстве, данное в работе (13), покажем 2 интерпретации в нем творческой личности как первичной эволюционирующей ячейки (рис.2). Одна от другой интерпретации отличаются осью Х. Если по оси Х при первой интерпретации измеряются параметры новизны её интеллектуальной продукции, то во второй - параметры новых знаний, порождаемых личностью в процессе научного творчества. В работе (11, 9) личность рассматривается в процессе совместной научной деятельности в малой группе. Очевидно, творческая надситуативная активность личности, в ходе решения проблем в процессе воздействия внешней среды на индивида, ведет к образованию в подструктурах внутренней среды неоднородных (по пространству параметров этих подструктур) равновесных структур. Здесь в качестве квазиэнергетических ресурсов выступают межличностные отношения, экономические интересы и т.д. Подобные равновесные структуры параметров (эффект концентрации творческой личности на решении проблем) хорошо известны (хотя и сравнительно недавно) в теории морфогенеза, в химии, в неравновесной термодинамике, в экологии. Там их называют диссипативными структурами. Формально диссипативные структуры – это ограниченные устойчивые пространственно неоднородные решения системы нелинейных диффузионных уравнений вида:


с соответствующими начальными условиями (11, 9). Выдвигая гипотезу, что такие структуры возникают на множестве параметров внутренней среды личности (при взаимодействии с внешней средой) мы, не называя диссипативной структуру личности, определяем личность исследователя как первичную эволюционирующую ячейку. То, что «атомом» научной группы в процессе творческой деятельности является личность, объясняет первичность этой ячейки. То, что личность в процессе разрешения проблемной ситуации меняет степень концентрации внутренней среды, т.е. подвергается процессу творческой эволюции, объясняет эволюционный смысл ячейки. То, что предполагается анализ и социально-психологическая интерпретация личности во взаимодействии с её внешней средой и результатом деятельности в малой научной группе, объясняет понятие «ячейка». Итак, первичной эволюционирующей ячейкой назовем динамичную неоднородную структуру параметров внутренней среды личности, взаимодействующую с параметрами её внешней среды и порождающую продуктивность (оцениваемую новизной или научным знанием). Итак, структуру потенциала личности исследователя характеризует условная плоскость ZY (т.е. взаимодействие внешней и внутренней сред личности), а продуктивность личности – ось Х. Сочетание XY позволяет рассмотреть влияние внешней среды, а XZ – внутренней среды на продуктивность личности. 1-я интерпретация отличается от 2-й (см. рис.2) параметрами продуктивности личности (ось науки - Х). Обозначим факторы внешней и внутренней среды личности исследователя для 1-й и 2-й интерпретации: 1-уровень экономической мотивации (интересов), 2- уровень межличностных отношений, 3- уровень ценностных ориентаций личности, 4- зонд интуиции личности (определен ниже в математических моделях интуиции), 5- уровень (тип) мышления исследователя, 6- уровень мотивации личности, 7, 8, 9 – соответственно интегральный уровень новизны интеллектуальной продукции личности в фундаментальных, прикладных, научных исследованиях и ОКР. Как отмечалось в (14, 15, 9), понятие «потенциалv» означает спектр возможностей личности к научному творчеству. Предполагается существование трех энергетических уровней потенциала, аналогичных трем уровням интеллектуальной активности, теоретически доказанных и экспериментально подтвержденных в фундаментальном исследовании Д.Б.Богоявленской (16). Энергетический аспект потенциала подтверждается известными психофизиологическими коррелятами личности. Энергетическую природу потенциала подтверждает также Лейтес Н.С.(17). Биоэнергетическую природу поведения личности доказывает один из создателей психосемантики Шмелев А.Г. (18). С целью определения места потенциала личности исследователя в научной парадигме творчества в (19) использована разработанная советским ученым А.А. Налчаджяном теория «горизонтальной и вертикальной структуры» психической деятельности человека. Основываясь на методологическом принципе о познаваемости как всей психики человека, так и интуиции, мы полагаем, что потенциал личности может быть экспериментально определен, причем «окружающая творческую личность среда превращается в своеобразное психическое поле, а эндопсихические проявления можно измерить, изучая вертикальную структуру психической деятельности человека» (11, 9). Отмечаем, что эндопсихические проявления личности исследователя охватываются вертикальной структурой (психическим состоянием личности) , и, следовательно, принимается гипотеза об измеримости множества состояний творческой личности. В соответствии с этим предположением изменение психики (поток психики) в процессе творческой деятельности определяется как смена цепи состояний в процессе порождения нового знания (новой продукции). Для сравнения дефиниций «потенциал» и «состояние», определения места потенциала и состояния в научной парадигме научной деятельности напомним основные понятия категориальной сетки. Существование потенциалов внешней и внутренних сред личности определено в (12), взаимодействие их есть потенциал личности исследователя в научном творчестве. Всё множество эндопсихических проявлений (ось Z феноменологического куба – первичной эволюционирующей ячейки) описываем и обозначаем термином «состояние» личности. Состояния динамически сменяются другими состояниями в процессе научной деятельности исследователя. Представления о горизонтальной и вертикальной структуре психической деятельности могут служить основой для моделирования потенциала личности исследователя, её подструктур, психических процессов в ходе научной деятельности.

О моделировании научного потенциала творческой личности исследователя[править]

Под моделью некоторого объекта понимается другой объект (реальный, знаковый или воображаемый), отличный от исходного, который обладает существенными для целей моделирования свойствами и в рамках этих целей полностью заменяет исходный объект (11, 9). Исходя из данного определения, обозначим, что психологические, социально-психологические, математические модели применительно к исследованию потенциалов личности исследователя, её продуктивности есть модели, объектом исследования которых являются социально-психологические и психологические феномены: потенциалы, высшие психические процессы, факторы внутренней и внешней сред, подструктуры внутренней и внешней среды личности, отдельные психологические свойства личности, а также фундаментальные параметры интеллектуальной продукции личности исследователя. Ввиду отсутствия в отечественной и зарубежной литературе описания моделей потенциалов внешней и внутренней сред личности в работе /11, 9/ автор креатологии разработал две системы моделей:

  1. модели, исследующие потенциал личности, состояния, социально-психологические характеристики, высшие психические процессы, фундаментальные параметры интеллектуальной продукции личности исследователя,
  2. математические модели структурной устойчивости-неустойчивости и динамики потенциалов, их составляющих, эволюционной диагностики перечисленных феноменов креатологии.

В (11, 9) изложены результаты теоретических исследований, вводящих в процессы моделирования эволюционный характер, который позволяет последовательно приближать модель креатологического объекта к оригиналу. В (11) также приведена блок-схема системы моделей, исследующих потенциал личности, состояния, социально-психологические характеристики, высшие психические процессы: интуицию, мышление; новизну (фундаментальный параметр интеллектуальной продукции личности исследователя). В (11, 9) изложены результаты теоретических исследований, вводящих в процессы моделирования эволюционный характер, который позволяет последовательно приближать модель креатологического объекта к оригиналу. В (9) также приведена блок-схема системы моделей, исследующих потенциал личности, состояния, социально-психологические характеристики, высшие психические процессы: интуицию, мышление; новизну (фундаментальный параметр интеллектуальной продукции личности исследователя). В монографии (2) рассмотрены лишь несколько из перечисленных моделей. Рассмотрим модель структуры внутренней среды и потенциала личности в научно-исследовательской деятельности в рамках концептуальной модели эволюционной диагностики личности исследователя. Эта модель основана на анализе философских проблем глубинной психологии (З. Фрейд, К. Юнг, А. Адлер, А. Шопенгауер, Фр. Ницше, А. Бергсон, В. Дильтей, М. Хайдеггер; психологических основ глубинной психологии (З. Фрейд, К. Юнг, А. Адлер, А. Шерозия, А. Налчаджян, В.Л. Какабадзе, А.А. Мазманян, А.С. Кармин и др.). Теоретической предпосылкой психологической модели структуры внутренней среды и потенциала личности исследователя в научной деятельности послужили три теоретические гипотезы:

  1. Увеличение благоприятных факторов внешней среды личности, воздействующих на внутреннюю среду исследователя, имеющие для него ценность в плане обозначения его индивидуальности, актуализируют потребность в персонализации, увеличивая новизну создаваемой им интеллектуальной продукции и порождая новые знания в проблемной области.
  2. Фрустрирующее воздействие проблемной ситуации на внутреннюю среду личности исследователя также актуализирует потребность в персонализации и приводит к росту порождаемых творческой личностью знаний и новизны интеллектуальной продукции в проблемной области научных исследований.
  3. Стремление личности реализовать свой потенциал на уровне суперличности в ходе научных исследований приводит к наивысшим (для данной личности) достижениям в уровне новизны продукции или новых знаний.

Различные точки зрения, проанализированные в (11) позволили сделать вывод, что структура внутренней среды личности содержит три основных подструктуры или высших процесса: интуиция, мышление, мотивационная сфера. В модель заложен структурный механизм самоорганизации, который схематично (см. 11) изображен в виде проекций ряда воздействий на каждую подструктуру. Эти воздействия оказывают на подструктуры или высшие психические процессы некое адаптивное влияние в направлении перестройки подструктуры или изменения среднего процесса. Состояние личности меняется во времени под влиянием либо бессознательных установок, мотивации, мышления, либо под влиянием изменений факторов внешней среды. Выбор подструктур или процессов в структуре внутренней среды личности основан на приоритетности в творческом процессе. Подавляющее большинство исследователей отмечают основное, главное влияние двух феноменов (высших психических процессов) на структуру личности: интуиции и. мотивации. В основной модели возможна диагностика трех интегральных параметров, вычисляемых на основе тестовых измерений в процессе эволюционной диагностики: уровня мотивации, выброса зонда интуиции, уровня (типа) мышления. При воздействии на потенциал внутренней среды личности бессознательного психического и факторов внешней среды эти параметры меняются как во времени, так и в пространстве критериев. Устойчивость их значений в некоторой области сменяется неустойчивостью. Этот процесс самоорганизации заканчивается, когда проблемная ситуация исчерпана. Кроме основной модели структуры внутренней среды личности в (11) показана модель структуры внутренней среды личности с учетом высших психических процессов. Модель отличается тем, что в структуру личности включены высшие психические процессы: восприятие, внимание, память, что является дальнейшим развитием основной модели. Основная особенность высших психических процессов в контексте основной модели и модели структуры внутренней среды личности в учете высших психических процессов в их опосредованности. В этой модели при анализе потока высших психических процессов также «работает» структурный механизм самоорганизации. Покажем это. Восприятием опосредуется поступление информации из внешней среды. Психическая деятельность в творческом процессе начинается с восприятия и переживания проблемной ситуации. Как показано в (11) в процессе творчества резко возрастает активность анализаторов, что усиливает активное взаимодействие со средой (перцептивным полем). По нашему предположению в качестве высшего психического процесса восприятие направляется установкой как вероятностным принципом внутренней организации (структурирования и регуляции личности и осуществляемой в соответствии с ней творческой деятельности). В ходе фрустрирующего действия проблемной ситуации творческая деятельность человека постепенно начинает регулироваться образами. При интериоризации, с одной стороны, меняется структура внешних действий с объектом, а с другой – происходит формирование внутреннего образа объекта, с которым личность взаимодействует. Следует отметить, что процесс превращения свойств объекта в последовательные ряды характеристик, из которых вторично, во внутреннем поле реконструируется образ, является эволюционным. Все характеристики (свойства) образа: константность, предметность, целостность, обобщенность, меняясь в процессе творческой деятельности, активности (образ перестраивается), стремятся к некоторому критерию, который фиксирует положение динамического равновесия (устойчивость характеристик образа). После этого наступает определенная независимость образа от изменения условий восприятия в конкретных пределах. Подобным образом структурный механизм самоорганизации можно описать при исследовании процессов внимания, памяти, эмоций. Возвращаясь к описанию основной модели раскроем содержательный анализ и психологическое содержание блока самоорганизации. Моделирование в таком случае дает возможность реализации двух типов моделей:

  1. учитывающих динамику параметров потенциала личности как развивающейся системы,
  2. учитывающих эволюционную диагностику параметров взаимодействия внутренней и внешней среды личности как некоей развивающейся системы.

Обозначив V1 - потенциал внутренней среды личности, предположим, что особенность поведения V1 – есть постепенное и монотонное изменение этого параметра в течение некоторого периода времени. Такое изменение влечет постепенное изменение состояний внутренней среды личности, однако в определенный момент времени происходит разрыв постепенности: качественный уровень состояния внутренней среды личности меняется скачком также как и потенциал V1. Внутренняя среда в процессе творческого акта переходит на новый качественный уровень. Процесс эволюции можно представить как последовательность циклов постепенного изменения переменной состояния личности V1 со скачкообразным переходом состояния в конце цикла на новый уровень, означающий начало нового цикла эволюции. Спокойный этап эволюции можно объяснить наличием соответствующих психических механизмов, стабилизирующих состояние психики и ликвидирующих любое отклонение от уровня состояния (переменной состояния). C течением времени эти механизмы ослабляются из-за количественного роста параметров внешней среды, воздействующей на внутреннюю среду личности. Наступает неустойчивое состояние. Противоречие между старым и новым разрешается скачкообразным переходом внутренней среды в новое состояние (что соответствует разрешению части проблемной ситуации). Таким образом в работе (11, 9) мы пришли к фиксации существенной аналогии описываемых психических феноменов с анализом развивающихся (динамических) систем помощью теории катастроф.

Понятие об интуитивном потенциале личности. Переменный характер проявления свойств интуитивно одаренной личности в процессе научного творчества. Связь с емкостью креативности личности.[править]

Для того, чтобы измерять какой – либо феномен, нужно понимать. Для того, чтобы диагностировать талант или талант высшего уровня, нужно понимать интуитивный потенциал такой личности. Как было выяснено ранее (19, 15) в процессе воздействия внешней среды личности (монад высшего уровня) монады низшего уровня, в том числе и интуиция, в ходе взаимодействия порождают новое знание, новизну интеллектуальной продукции. Рассматривая в качестве внешней среды мотивацию (ось У феноменологического «куба»), в качестве внутренней среды – зонд интуиции (ось Z), в качестве продукции личности в научном исследовании – новизну как фундаментальный параметр (ось Х), мы по аналогии с первичной эволюционизирующей ячейкой приходим к концепции диссипативной интуитивной структуры или диссипативной интуитивной ячейки. На самом деле введенные дефиниции не более как описательные понятия, далее и ниже мы перейдем к более строгим и точным понятиям. Здесь в качестве квазиэнергетических ресурсов выступают критерии, описывающие поверхность мотивационной сферы (типа ). Итак, интуитивный потенциал личности есть динамичная неоднородная структура выбросов зонда интуиции, взаимодействующая с поверхностью мотивационной сферы и порождающая продуктивность (оцениваемую новизной или новым научным знанием). Содержательно интуитивный потенциал личности есть способность человека к генерации новых идей путем интуитивного постижения, основанная на степени проникновения в глубинные страты бессознательного психического при непосредственном влиянии Луча Божества (благодати Божьей). Интуитивный потенциал зависит от уровня индивидуальной культуры, степени знаний и опыта, заложенных в личность при воздействии монад высшего уровня: культуры, науки, образования. С другой стороны поле флуктуирующей плотности потока выбросов зонда интуиции в процессе научного творчества меняет качества интуитивной личности; меняются плотности потока выбросов зонда интуиции. Обозначив вектор качеств интуитивной личности случайную величину - плотность потока выбросов зонда интуиции, получим дальнейшее развитие понятия «интуитивный потенциал личности», а именно, в соответствии с провозглашаемой гипотезой выразим понятие «интуитивный потенциал» феноменологически, представив его в виде «куба». В качестве внешней среды выступает случайная величина - плотность потока выбросов зонда интуиции, в качестве внутренней среды – также случайная величина - вектор качеств интуитивной личности. Ось Х – представляет новизну как фундаментальный параметр личности в процессе научного творчества. Тогда плоскость - выражает феноменологически интуитивный потенциал личности. Вводим допущение: обобщенный портрет качеств интуитивной личности в процессе творчества обозначает полноту свойств интуитивной личности, входящей в состояние такого человека (другими словами есть ареал состояния). В процессе научного творчества одни свойства личности на определенном этапе сильно проявляются, на другом – надобность в них отпадает, личность использует другие свои свойства. Обозначим m – количество исчезающих в процессе научного творчества психологических свойств личности, n- количество проявившихся в процессе научного творчества психологических свойств. Обозначим также μ – количество свойств, входящих в ареал состояния. Тогда - выражает ёмкость креативности личности интуитивного человека. Итак, налицо связь свойств (качеств) интуитивно одаренной личности в процессе творчества с емкостью креативности личности.

Первичная эволюционизирующая ячейка как диссипативная структура квазитермодинамического представления интуитивного потенциала личности[править]

Мы ввели понятие «интуитивный потенциал личности» талантливого исследователя, опираясь на гипотезу о влиянии зонда интуиции на изменения обобщенного портрета качеств интуитивной личности. Допускается и обратная трактовка моделирования интуитивного потенциала: влияние изменений качеств интуитивной личности под воздействием поверхности мотивационной сферы (как квазиэнергетических ресурсов) на изменения зонда интуиции влечет изменение новизны продукции личности. Моделирование структуры интуитивного потенциала личности сложная и совсем неизученная задача. Современные модели социальных феноменов находятся на уровне общих концептуальных соображений при описании таких сложных объектов. Наиболее близки в общей постановке работы: Эткинса П. (20), Рейф Ф. (21), Хакен Г. (22), Пригожина И. (23), Свирежева Ю. (24), математический и понятийный аппарат которых мы будем в некотором роде использовать для описания феноменов, связанных с интуитивным потенциалом личности. Для перехода к первичному модельному механизму функционирования интуитивного процесса, творческих потенций исследователя введем некоторые понятия, разработанные в теориях перечисленных авторов, применительно к зонду интуиции и интуитивному потенциалу личности.

Мотивационные плеяды[править]

Введем понятие “мотивационные плеяды”, необходимое для описания мотивационной сферы. Примером мотивационной плеяды, простирающейся, скажем, от двух полюсов мотива достижения, может служить единый континуум, на одной из точек которого может быть “помещен” любой индивид. Плеяда является общностью в том смысле, что всем её переменным присущ единый характер, всегда можно выбрать точный вектор (меру, обладающую количеством и направлением), который выражает сущность плеяды и “может быть использован для измерения “(25). Обозначим протяженность данного континуума интервалом l. Сделаем допущение, что на данном интервале некое событие с малой вероятностью появляется большое число раз. Под событием здесь понимаем появление численного значения разного уровня мотива, потребности. Таким образом, в процессе творческой деятельности на интервале l с малой вероятностью появляются различные значения уровней мотива. Рассмотрим последовательность появления на интервале l следующих случайных событий – разных значений уровня мотива. Каждое событие можно изобразить точкой на интервале l и мы имеем дело со случайным распределением точек. Такие предположения приводят к случайной целочисленной величине, принимающей в зависимости от случайного исхода одно из значений х = 0, 1, 2...с соответствующими вероятностями. В таком случае х - количество появлений на интервале точек (уровней мотива). Отметим, что величина λ по смыслу представляет собой среднее число появлений разных значений уровня мотива на интервале l. На основании вышеизложенного можно дать формальное определение понятия мотивационной плеяды. Под мотивационной плеядой понимается потребность или мотив, относящийся к мотивационной сфере личности, численные значения появления которого в ходе научно-поисковой активности являются реализациями случайной величины, подчиняющейся закону Пуассона. Необходимость введения такого понятия диктуется потребностями экспериментальной диагностики мотивационной сферы, моделью мотивационной сферы творческой личности в процессе научно-исследовательской деятельности (НИД). Отличие понятия мотивационной плеяды от близких понятий – мотивы, потребности видно из изложенной нами логики; отличие от понятия «аттитюд» (школа R. Cattel) заключается в том, что аттитюд представляется вектором в многомерном пространстве факторов потребностей (ergs) и отношений. Здесь простейшие предположения приводят к величине как к вероятности иметь х точек (событий – появлений уровня мотива) внутри интервала. Параметр λ – определим как плотность точек на интервале, плотность появления разных уровней мотива. В таком случае величина х распределена по закону Пуассона (26):


,

0 в остальных случаях


со следующими свойствами:

Среднее μ=λ (математическое ожидание случайной величины х)

Дисперсия

Коэффициент вариации


По содержанию мотивационные плеяды относятся к так называемой внутренней мотивации. Внутренняя мотивация, по выражению М. Г. Ярошевского, рождается из общения с предметом исследования. По мере того как ученый продвигается в проблемном поле своего исследования, он находит ответы на одни вопросы и тут же сталкивается с новыми. Настоящий исследователь, обнаруживая некоторое явление, сразу же задается вопросом о его причинах, механизмах, взаимосвязях, выводах, которые из этого следуют. Сама логика познания, исследования проблемы подталкивает его к тому, чтобы идти все дальше и дальше, включать в фокус своего внимания новые феномены и факты. «И основной движущей силой, заставляющей ученого это делать, является напряжение, создаваемое противоречием между тем, что он уже понял и познал, и тем, что еще только предстоит понять. Если среди его мотивов преобладают внутренние, то он будет работать до тех пор, пока проблемное поле не окажется исчерпанным, пока не иссякнет возможность дальнейшего продвижения в материале. Если же внутренняя мотивация слаба и исследовательская работа является для ученого в основном средством получения моральных, материальных и иных преимуществ, то, скорее всего, его исследовательский пыл угаснет, как только он почувствует, что полученных результатов достаточно, чтобы обеспечить ему желаемые блага.. Конечно, в действительности внешние и внутренние мотивы тесно переплетаются друг с другом. Они не только сосуществуют, не только борются, но и переходят друг в друга. Внешняя мотивация может послужить толчком для начала работы, в процессе которой ученый настолько увлечется решаемой проблемой, что все остальное отступит на задний план. В то же время совершенно заслуженные, но неумеренные почести и премии порой приводят к потере внутренней мотивации. Становится понятно, почему внутренние мотивы научной деятельности обеспечивают более высокую продуктивность и эффективность творчества. Во-первых, сам предмет исследования начинает подсказывать ученому, в каком направлении следует двигаться; во-вторых, внутренняя мотивация мобилизует интеллектуальные резервы, направляя их в нужное русло; наконец, снимаются социально-психологические барьеры, связанные с боязнью неудачи, неблагоприятной внешней оценки ("А что будет, если я не решу эту проблему?.."). Итак, продуктивность ученого определяется специфическим сочетанием интеллектуальных и мотивационных составляющих личности. Возможность реализации творческого потенциала модифицируется под влиянием мотивации, которая либо помогает, либо препятствует его воплощению в исследовательской деятельности. Именно в "изъянах" мотивации некоторые исследователи видят причину того, что часть людей, давно работающих в науке и отнюдь не глупых, не реализуют свои способности, остаются посредственными научными работниками. За счет того же фактора – сильной внутренней мотивации – не столь способные ученые могут добиваться поразительных успехов в своей работе. И потому утверждение о том, что "настоящим" ученым может стать лишь тот, кто любит науку ради нее самой, а не ради тех благ, которые она дает, в целом является справедливым» (27). Исследователь сознания как излучения Бескова И.А. в книге «Эволюция и сознание: (когнитивно-символический анализ)» утверждает - всё живое излучает. Она говорит, что излучает и часть живого, излучает сознание, излучает мотивационная сфера. Излучение мотивационной сферы нагнетает напряжение, нужное для решения проблемы. Это мучительное чувство, что решение проблемы где-то близко, но нужно еще и еще раз пробовать новые подходы, новые идеи, в ходе такого процесса изучать новую информацию, это подпороговое напряжение есть напряжение мотивационной сферы, есть энергия мотивационной сферы, которая «давит» на исследователя, заставляя его искать решение. Мотивационные плеяды обладают энергией. Мотивационная плеяда есть некая идея или эйдос (по Платону или Плотину эйдос есть свет). Итак, мотивационная плеяда есть энергия-свет. Но самое интересное - Плотин называет умный предмет, даже число - «неким смысловым изваянием, предстоящим как бы после выхождения из глубин самого себя или проявления в самом себе» (VI, 6,6). Это – весьма характерное, говорит Лосев А.Ф., учение для такой четкой и математической мистики, как у Плотина (75, с. 340-342). Итак, мотивационная плеяда – смысловое изваяние, имеющее четкое очертание, нечто вроде подобия изображению бутылки Клейна в топологии. Но это смысловое изваяние обладает энергией и эта энергия «давит» на исследователя. Такое давление мотивационной сферы испытывали Гаусс и Пуанкаре, Эйнштейн и Бор, наверное, испытали и современные физики: Р. Пенроуз, Ю.И. Кулаков, Ю.С. Владимиров, А.П. Ефремов, В.В. Кассандров, М.Ю. Симаков и многие другие.

Поверхность мотивационной сферы[править]

Поверхность мотивационной сферы следует понимать как множество мотивационных плеяд x евклидова пространства , находящихся от мотивационной плеяды (центр сферы) на постоянном расстоянии R (радиус сферы). С точки зрения дифференциальной геометрии поверхность мотивационной сферы есть риманово пространство, имеющее постоянную гауссову (n=2) кривизну . С точки зрения дифференциальной топологии поверхность есть замкнутое дифференцируемое многообразие, разделяющее на две области и являющееся их общей границей.

Мотивационный коллапс талантливой личности в науке и Теофания[править]

Мотивационный коллапс связан с процессами изменения мотивационного потенциала личности ученого в процессе научного творчества, при смене фаз мотивационного напряжения (напряжение – разрядка). Вообще фаза мотивационного напряжения относится к изменениям мотивационного потенциала личности вплоть до точки бифуркации, когда наступает «разрядка» мотивационной сферы. Момент начала «разрядки» мотивационной сферы есть момент проявление Луча Божества, несущего озарение, инсайт, свет (который есть мысль, пролитая в душу ученого-исследователя) . Этот процесс разрядки мотивационной сферы достаточно очерчен автором при описании вероятностной модели поля флуктуирующей плотности потока выбросов зонда интуиции в креатологии (19, 9). Это завершается процесс микроскопического коллапса мотивационной сферы, здесь открывается новое «мысленное поле знаний», решение части поставленной ученым творческой проблемы. Здесь не просто проявление интеллекта и эрудиции ученого порождает новое знание в науке, это - проявление мудрого Божественного Промысла в том направлении, которое угодно Всеведущему Богу. Теперь снова проанализируем мотивационный коллапс, как целое, состоящее из микроскопических коллапсов. Напомним мотивационный коллапс предполагает многократную последовательность фаз потери устойчивости, а микроскопический коллапс есть процесс однократной потери устойчивости мотивационной сферы. Возьмем для рассмотрения отдельно взятый микроскопический коллапс. Некое множество мотивационных плеяд, каждая из которых есть энергия – свет, хорошо очерченная, некое смысловое изваяние, это множество плеяд мотивационных плеяд, «энергетическое образование», оно же «световое»; с одной стороны оно давит на исследователя, создавая мотивационное напряжение, с другой стороны оно даёт своеобразный «свет в тоннеле», т.е. приоткрывает путь решения проблемы и этот путь почти осознан. И снова: мотивационная плеяда содержит самое главное – световую и созерцательную, умную природу эйдоса. Это одно из самых главных толкований платонических понятий об эйдосе и идее, которой даёт нам Лосев А.Ф. Сейчас оно невероятно современно. В философии, в физике, культуре появляются работы, где прямо постулируется энергетическая мощь идей, творящих прогресс. Теперь рассмотрим всю структуру микроскопического мотивационного коллапса, т.е. обе фазы: напряжение и разрядку. Первая фаза есть мотивационное напряжение, создаваемое энергией-светом ноуменальных мотивационных плеяд, оно длится до точки бифуркации (наивысшего напряжения). Понятие «ноумен» обозначает внечеловеческое умное воздействие, ибо ноумен есть проявление Теофании, это Луч Божества (нетварная божественная энергия согласно учению святителя Григория Паламы). Исследователь и не подозревает, что он под «контролем» божественного Провидения, ибо его творческая фрустрация нужна Невидимому Творцу, который созидает Симфонию звучания мудрости через невидимое влияние на отдельных ученых. Поясним категорию «Теофания», ибо Теофания действует на обе фазы микроскопического мотивационного коллапса (напряжение и разрядку). Интересно определение св. Дионисия Ареопагита, первое и самое мощное, ибо оно дает понимание Теофании, что означает нисхождение из сущности Божественной разнообразным светам, Лучам Божества и это нисхождение просвещает весь мир:

Умственным Светом называется превосходящее всякий свет Добро как источающее свет сияние и воскипающее светоизлияние; все надмирные, около мира и в мире пребывающие умы от своей полноты просвещающее; все их мыслительные силы обновляющее; всех, собою охватывая, объемлющее; все своим превосходством превосходящее; как изначальный свет и сверх-свет в себе сосредоточившее, сверхимеющее и предымеющее господство решительно над всякой светящей силой; все умственное и разумное собирающее и сочетающее. Ибо так же, как неведение есть нечто разделяющее заблуждающихся, явление умственного света есть нечто собирающее освещаемых, объединяющее, совершенствующее и обращающее их к Воистину Сущему, отвращая от многих мнений, и различные точки зрения, или, точнее сказать, представления, собирая к единому, чистому, единовидному знанию, наполняя единым соединяющим Светом (29, с.311).

Итак, Бог, Добро, Свет излучает разнообразные светы, теофании на ангельские чины и на людей. Эти теофании проходят в ум человека и просвещают его в меру вместимости его. Эти теофании есть мысль-свет, интуитивное прозрение, инсайт (в науке), катарсис (в искусстве – в творчестве художника – творца) . Проблема мысли есть проблема не трансцендентального вопроса, но проблема конкретного содержания. И здесь подходим к слову Откровения, к дивным и безмерным в своей глубине словам Евангелия о Логосе: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть». В начале было слово – в начале бытия мира, появилось вносящее свет слово, в котором все получало свою раздельность. Все возникало к бытию для себя и для другого как слово-мысль. Это слово – космический логос есть прямое действие Логоса Божественного. Логос, стал излучать свет в мировой логос и дал ему всю силу миротворческого различения: «все чрез Него начало быть, и помимо Него не возникло ничто из того, что возникло». Логос светит в мир и образует умную область слов-идей. Это мысль о том, что всё в своем различении и согласии, многоразличное единство твари, лики бытия были вызваны из потенциального бытия, «в начале» через слово. Бог дает полную свободу актуализации в тварях, сам становясь потенциальным. Он хочет жить в тварях, сам, становясь потенциальным. Как первоисточник бытия Бог всегда в мире, всё держит десницею Своей, но мир в то же время пребывает вне Бога, погруженный в тварное самобытие, т.е. в ничто. Мир, как Откровение Божества есть Теофания. Рассмотрим действие Теофании на второй фазе микроскопического мотивационного коллапса – разрядке. Этот процесс подробно описан в (19). Там исследовался интуитивный процесс, процесс непосредственного рождения мысли. Эти мысли были изложены в нашей работе ранее. Мы повторим их. Звучали такие выводы: Каждый промежуточный «инсайт», каждая рождающаяся новая идея, проходящая в сознание, есть результат процесса бессознательного мышления в ходе решения проблемы, когда личность пронизывается нетварной Божественной энергией, светом. Флуктуирующие потоки выбросов зонда интуиции являются как бы «излучением идей. Это «мысленное излучение идей» обладает разной интенсивностью в различные промежутки времени. Эта интенсивность – вследствии флуктуации плотности потока выбросов зонда интуиции сильно меняет новизну, оригинальность идей, приводя зачастую к кардинальному повороту в той или иной научной области. Рассмотрим действие Теофании на первой фазе микроскопического мотивационного коллапса – напряжении. Создаётся мотивационное напряжение, инспирируемое энергией-светом ноуменальных мотивационных плеяд, оно длится до точки бифуркации (наивысшего напряжения). Ноуменальные, значит, в плеяды вошли Лучи Божества, это умные, трансцендентные, непознаваемые и в тоже время простые нетварные божественные энергии. «Умные» - значит, Вседержитель в каждую мотивационную плеяду вложил некую долю Божественного Промысла. Как мы говорили ранее, с одной стороны это множество плеяд давит на исследователя, создавая мотивационное напряжение, с другой стороны оно даёт своеобразный «свет в тоннеле», т.е. приоткрывает путь решения проблемы, и этот путь почти осознан. Ноуменальные мотивационные плеяды готовят будущий всплеск энергии мысли и содержательно в этой мысли заложено будущее открытие или неведомая доселе новизна. Теофания, это Божественный свет, нисходящий на творческую личность (неважно, в науке или в искусстве происходит процесс творчества). Теофания делает человека «энергийной иконой», ибо исследователь создан по образу и подобию Божию. Теофания «проливает» на исследователя «световые волны», излучение света. Мощь силы мысли, мысленного излучения порождает новизну открытия в науке. Теофания незримо формирует эту мощь. Чем больше «мощь мысленного излучения», тем вероятней появление новой парадигмы в науке. Интеллектуальный потенциал общества по своей сути представляет массу знаний, сформированную под незримым воздействием Теофании и представленную в форме парадигм (например, в науке).

Понятие «талант» и «гений». К вопросу о границах между талантом и гением[править]

Талант - одаренный человек, обладающий выдающимися врожденными качествами, особыми природными способностями, проявляющимися в творческих видах деятельности. Как пишет С.Ю.Головин (словарь практического психолога): талант — высокий уровень развития способностей, проявляемых в творческих достижениях, важных в контексте развития культуры, прежде всего — способностей специальных. О наличии таланта следует судить по результатам деятельности, которые должны отличаться принципиальной новизной, оригинальностью подхода. В различных областях талант может проявляться в разное время. Так, в музыке, рисовании, математике, лингвистике, технике обычно он проявляется в раннем возрасте; а талант в литературной, научной или организаторской сферах обнаруживаются в более позднем возрасте. Максимальная продуктивность талантливых людей тоже проявляется в разных возрастах: в науке в 35 — 40 лет; в поэзии в 24 — 30 и т.д. Юрген Мейер говорит, что талантливый человек действует строго обдуманно; он знает, как и почему он пришел к известной теории. Талант вносит значительный вклад в развитие культуры, промышленности, науки и пр. Гений – наиболее трудно определяемое понятие. Гений - (латин. genius) (книжн.) проявляет высшую степень творческих способностей в научной, художественной деятельности, в философии, поэзии и в других областях. Всякая творческая деятельность гения бессознательна, - пишет Чезаре Ломброзо,- и доказывает сильное влияние расы и наследственности на гениальность, отмечает способность к открытиям, сильную рассеянность. Гениальная личность обладает редким сочетанием индивидуально структурированных комплексов свойств и способностей, предрасполагающих личность к творчеству. Гений располагает не только выдающейся силой (выходящей за рамки обычного) способностей, но, кроме того необычной динамикой их сочетания в личности. Эти свойства, влечения, способности находятся в этой личности в весьма редкостном состоянии, в котором на самом высшем творческом уровне она создаёт шедевры творчества. Для гения характерны чрезвычайная творческая продуктивность, овладение культурным наследием прошлого и вместе с тем решительное преодоление устаревших парадигм. Гений – это человек, который на протяжении длительного периода времени выполняет огромную работу, создающую новую историческую эпоху в жизни человечества. Отношение гения к его времени всегда парадоксально, т.к. гений видит сущность происходящего глубже, шире, многограннее своих современников. Теперь рассмотрим проблему границ между талантом и гением. Если посмотреть на границу между креативной личностью и талантом, то на основании наших определений такую оценку могут дать только эксперты и это будет экспертной оценкой, потому что точной границы между этими проявлениями быть не может, ибо граница в наших определениях (а также в любых других определениях) размыта. Аналогичное рассуждение можно провести в отношении проблемы обнаружения границы между талантом и гением. Вспомним исследования Эфроимсона, который говорил, что принципиальная разница между гением и талантом такова: совершенно безграничная увлеченность гения, его рабство перед возникшей сверхзадачей и проистекающее отсюда сверхволевое напряжение. Или: «Но что такое гений? Гений – это личность, решающая огромную социально значимую задачу в результате запредельной пожизненной концентрации своих сил. Гений – это личность, создающая свои особые ценностные координаты и неумолимо следующая им» И еще одна мысль: «пришлось концентрировать внимание именно на реализовавшихся генияхv. Именно по признанным гениям имеется достаточное число и разнообразие источников, чтобы шансы на обнаружение патографии хоть в каком-либо из них были бы достаточно значительными». Ранее мы определили, что диагностика интуиции может совершаться не только с помощью тестов эволюционной диагностики, но и с помощью совершенно нового инструментария, именуемого «ментально- смысловые парадоксы». Этот инструментарий позволяет выделить потенциального гения или таланта среди испытуемых. Ведущий, оценивая ментально-смысловую сферу испытуемых, выбираетv тех из них, кто обладает мощью интуиции, кто даёт смелые и парадоксальные решения поставленной проблемы. Как говорится «гений – парадоксов друг». Опять - таки vграница между талантом и гением является экспертной. Последовательная процедура реализации эволюционной диагностики излучения творческой личности (выбросов зонда интуиции) позволяет построить границу между талантом и гением, или креативной личностью и талантом с заданным значением вероятности. Последовательная процедура реализации селективного грубого фильтра с использованием метода стохастической аппроксимации позволяет отнести исследователя к классу интутивных исследователей с уровнем качества, принимающим значения, по которым их можно считать талантливыми, либо к классу интуитивных исследователей с уровнем качества, по которым их можно считать людьми со средними способностями. Опять – таки построение границы между этими классами имеет вероятностный характер.

Загадочный античный гений Пифагор и его «аристократия духа»[править]

Невидимая рука перевернула песочные часы вечности, и века, упавшие, точно песчинка за песчинкой, в тишину и мрак забвения, возобновили свое течение. Истории как будто бы не было и вот, сквозь глубину веков возникает гениальная личность, повлиявшая на весь ход мировой истории, вплоть до наших дней. Эта личность – Пифагор. Выдающийся гений математики, творец акустики, ученый, совершивший переворот в астрономии, и вместе с тем основатель религиозного братства, более всего приближающегося к средневековым рыцарским орденам, исследователь, богослов и реформатор нравов – он соединяет в себе целое богатство разнообразных дарований», - так характеризует личность Пифагора известный исследователь античности Теодор Гомперц (30). Совершенно забыты даже антиковедами достижения школы Пифагора, фундаментальные для развития всей античной цивилизации: создание системы начального, среднего и высшего образования; детальная разработка содержания и объема учебного материала семи наук (грамматики, риторики, поэтики, арифметики, геометрии, астрономии и музыки); основание и руководство первой философской школой, давшей Элладе целую плеяду блестящих деятелей во многих областях науки, религии, искусства, политики, права, этики; огромный вклад Пифагора в развитие физики твердого тела, астрономии и оптики; проектирование первых зданий амфитеатра и театра; первый опыт организации цивильного тайного мужского союза; разработка теории и реализация на практике государственного управления полисом; революционное реформирование традиционной греческой религии и богослужения и многое, многое другое. Именно в пифагорейском учении сокрыты корни Академии и Ликея, римских гражданских доблестей и раннехристианской апологетики и экзегезы. В рамках пифагорейского сообщества возникла аристократическая ориентация, а также аскетико-мистический образ жизни, предполагающий особый взгляд на бессмертие человеческой души, ее загробное существование, а в жизни здешней – определенное благочестивое воспитание. Как свидетельствует Ямвлих, Пифагор полагал, что первым делом следует позаботиться об ощущениях людей, давая им возможность созерцать красивые виды и образы, слушать приятные ритмы и мелодии. В основу своей системы обучения Пифагор положил воспитание музыкой, ритмами и мелодиями, с помощью которых стремился достичь исцеления людей от пагубных нравов и страстей и установить ту гармонию душевных сил, какая была дана им изначально. Он изобрел множество разнообразных способов обуздания и излечения болезней души и тела. Для учеников он сочинял так называемую «подготовляющую» и «укрощающую» музыку, подобно божеству составляя сочетания диатонических, хроматических и гармонических мелодий, которыми играючи обращал в свою противоположность неосознанно возникающие страсти души: печаль, и гнев, и сожаление, бессмысленную ревность и страх, всевозможные вожделения, злобу, похоть, самомнение, бесхарактерность и неистовство. Каждую из них он обращал в добродетель подобающей мелодией, словно то была некая чудодейственная лекарственная смесь. Когда же вечером ученики отходили ко сну, он снимал с них груз забот прошедшего дня и очищал от суеты их разум, как бы погружая его в безмятежные морские волны, и делал их сон спокойным, исполненным приятных сновидений и даже пророческим. Когда же наутро они восставали с ложа, он снимал с них ночное оцепенение, расслабленность и вялость особо для того предназначенными мелодиями и напевами своего сочинения, которые исполнял только на лире или же только голосом, никогда не смешивая то и другое вместе (31, с. 62-64). Итак, Пифагор совершенствовал души музыкой, очищение же ума и вместе с тем всей души достигалось им с помощью самых разных занятий. Он полагал необходимым прилагать усилия к постижению наук и упражнениям, а невоздержанность и корыстолюбие, присущие всем от рождения, изгонял огнем и мечом, карая за то всевозможными наказаниями и воздвигая многие препоны. Он установил такие испытания, какие скверный человек был не в силах выдержать. Еще он учил своих последователей воздерживаться от поедания всего, имеющего душу, равно и от тех видов пищи, которые препятствуют бодрствованию и ясности ума, а также сдержанности в речах и полному молчанию, кои, совершенствуемые из года в год, развивают умение властвовать над своим языком, и, наконец, напряженному и непрерывному изучению и повторению наиболее трудных положений учения. Школа Пифагора сознательно воспитывала аристократов духа. Пифагор не признавал дикость, которой сопутствовала наглость, бесстыдство, распущенность, бестактность, бестолковость, неповиновение власти, нечестивость и тому подобное, а признавал и воспитывал в учениках мягкость нрава и цивилизованность. Он подвергал возможных учеников испытаниям и испытаниями отбирал тех, чьи качества были созвучны порожденным его мудростью добродетелям, стремясь таким образом приобщить к познанию достойных. Известен такой способ воспитания посредством «пифагорейских изречений». Они предписывали изгнать из истинно дружеских отношений – борьбу и соперничество; ведь в борьбе и соперничестве людей часто охватывает гнев или какая-либо другая страсть, пагубная для существующей дружбы. Они говорили, что в дружеских связях должно быть как можно меньше ран и гноя, а это возможно, если оба умеют уступать и сдерживать гнев, но больше следует сдерживаться младшим и тем, кто занимает подчиненное положение. Они полагали, что в своих наставлениях и увещаниях младших, которые пифагорейцы именовали «вразумлениями», старшие должны соблюдать всяческую благопристойность и деликатность в речах, проявляя родственные и дружеские чувства. Ибо только такое увещевание будет благоприятным и полезным. В дружбе никогда нельзя злоупотреблять доверием – ни в шутку, ни всерьез. Ибо нелегко дружбе здравствовать, если ложь хоть однажды проникнет в обычаи тех, кто считает себя друзьями. Не следует отвергать дружбу из-за несчастья или какого-либо иного из тех затруднений, что обрушиваются на людей; но единственно допустимой причиной для отказа от дружбы является неисправимая и глубокая порочность друга. Таков был применявшийся Пифагором способ исправления с помощью «указаний», охватывающий все добродетели и весь образ жизни (31, с. 83-84). Это – воспитание аристократов духа, людей добродетельных, справедливых, честных, ответственных; в отличие от аристократов по рождению – здесь создается новый человек, с новым мировоззрением.

Историческое развитие понятия о числе и числовой гармонии[править]

Свои числа пифагорейцы понимали как творческую мощь бытия и жизни, идущую от нерасчлененных и хаотических потенций к расчлененному, завершенному и гармоническому цельному организму. Лосев А.Ф. анализирует дальнейшие взгляды древних пифагорейцев и обнаруживает, что, исследуя синтез беспредельного и предела пифагорейцы создали учение о созидательной и творчески направляющей сущности числа. «Дело в том, что число владеет всеми прочими вещами и существует разумное отношение у всех чисел друг к другу» (57 В 2). Пифагор признает «началами числа и заключающиеся в них соразмерности, которые он называет также гармониями» (В 15). Из этих последних строится не только симметрия в музыке (47 А 17), но «число есть господствующая сама собой происшедшая связь вечного постоянства находящихся в мире вещей» (44 В 23), так что «бог есть неизреченное число» (46, 4). В числе нуждается человеческая жизнь (23 В 56), а также солнце, луна и каждое живое существо (58 В 27). Лосев А.Ф. говорит, что числа у пифагорейцев не только глубже самих вещей, но и в самих вещах они глубже их непосредственно данной качественности и являются принципом их фигурного строения. Потому – то число у них «самое мудрое». В другой книге, носящей название: «Бытие, имя, Космос» Лосев А.Ф. проясняет понятие «фигурность» числа. Вот что он пишет:

Следует обратить внимание на то, что неоплатоник Плотин называет умный предмет, даже когда он – число, неким смысловым изваянием, предстоящим как бы после выхождения из глубин самого себя или проявления в самом себе» (VI 6,6).. Число для Плотина есть именно такой четкий, строго оформленный, как бы художественно изваянный лик. Этот лик и есть тот эйдос, , который я, ввиду ни на что не сводимого своеобразия этого понятия, везде оставляю в его греческой словесной форме, так как ни «идея», ни «форма», ни «вид» не передают и тени этого глубокого понятия, как бы комментаторы и переводчики ни старались навязать эти новоевропейские термины Плотиновой философии. Наиболее близким и точным переводом этого слова было бы русское «лик» но оно не всегда удобно с внешне-стилистической точки зрения (32, с. 341).

Еще один, очень глубокий, интуитивный и несколько мистический переход к пониманию эйдоса (или идеи по Платону и Плотину) даёт такой пассаж, крайне очень интересный для понимания перехода к раннему христианству:

Итак, диалектика основана на мистике света. Чтобы понять всю умную интуитивность эйдоса и идеи по Платону или Плотину, надо иметь в виду, что эйдос есть по Плотину, свет. Кто читал Плотина, тот знает, насколько часто говорит Плотин о свете в отношении ума. Можно было бы привести сотни текстов, чего, однако, не следует делать ввиду очевидности предмета. В истории греческой философии нет примера подобной интенсивности мистики света. В христианской философии сравнимы с Плотином только Дионисий Ареопагит и Симеон Новый Богослов, причем родство этих двух философских (не религиозных) систем – языческой и христианской – совершенно неоспоримо (32, с.341). Лосев А.Ф., исследуя древние пифагорейские числовые схемы, восклицает:

Действительно, есть ли что-нибудь помимо эйдоса? Ведь эйдос же и есть лик предмета, явленная сущность его, известный нам и нами сформулированный смысл его..Эйдос есть цельный смысловой лик вещи, созерцательно и умственно осязательно данная его фигура (32, с. 69-70). Лосев А.Ф. говорит, что Пифагор принимает (45 В 15) «в началах монаду и неопределенную диаду». Одно из начал у него устремляется к действующей и видовой причине, каковая есть бог-ум, другая же (относится) к причине страдательной и материальной, каковая есть видимый мир». Эта антитеза – основание всего идеализма. Тут утверждается одна из самых элементарных, но в то же время и необходимейших и фундаментальных истин разума:

Начиная действовать, разум должен родить в себе различие, ибо пока нет различия и есть только неразличимое бытие, до тех пор разума нет, он молчит. Но если появляется хоть какое-нибудь различие, то это значит, что вносится какая-то степень освещенности разумом, разная степень освещенности бытия, разная степень разумности. Это и есть начало …самосознательного самоположения разума, и тут весь Платон, Плотин, Фихте, Гегель и все, кто когда-нибудь разрабатывал диалектику. Антитеза «одного» и «иного», «эйдоса» и «меона», или, попросту говоря, света и тьмы – необходимейший исходный пункт всякого диалектического мышления.. (32, с. 93-94.)

Всякое «нечто» всегда предполагает вокруг себя какой-нибудь фон иного качества, чем нечто; всякое «нечто» дано в окружении «иного» . Без этого – абсолютная и неразличимая тьма, и разум бездействует. И вот такое-то завоевание и совершило древнее пифагорейство, подарив его мировому идеализму и диалектике. Только здесь мы получаем впервые подлинное пифагорейское учение именно о числе как гармонии, т.е. о числовой гармонии. И снова тот же вопрос: что такое число? Как говорилось ранее оно есть объединение предела и беспредельного. Беспредельное длится и простирается в бесконечность; предел же останавливает это распространение, кладет ему границу, очерчивает определенные контуры. Беспредельное нельзя охватить и познать, ибо всякое познание должно отличить познаваемый предмет от всякого другого и тем самым его ограничить, определить. Вот этот синтез беспредельного и предела, впервые разграничивающий предметы и делающий их ясно отличимыми, и есть число. Отсюда ясно, что пифагорейцы мыслили свои числа структурно, фигурно. Они получали их путем мысленного очерчивании вещей, путем мысленного скольжения по их границам. Тем самым в их числах есть нечто геометрическое. Однако пифагорейцы отличали геометрические числа от геометрических фигур. Числа геометричны, но мысленно геометричны, внепространственно геометричны. Они суть некоторые мысленные умственные фигурности вещей. Итак, число есть то, что дает возможность отличать одну вещь от другой, а следовательно и отождествлять, противополагать, сравнивать, объединять и разъединять и вообще конструировать вещи не только в бытии, но и в мышлении. Характерно здесь указать на принцип гномона, - говорит Лосев А.Ф. (32, с. 291). Гномон – это солнечные часы, дающие возможность по тем линиям, которые проходить тень от вертикального столбика, разделять беспредельность времени на те или другие, вполне очевидные и легко исчислимые части. Число и есть такой гносеологический гномон, впервые дающий возможность различать вещи и тем самым овладевать ими в сознании и мышлении. Кроме того, характерно употребление термина «гармония», - продолжает Лосев А.Ф. Гармония является здесь не чем иным, как структурой вещи, или вещей, которые представлены в четкой реальности и в единстве. Гармония – это то, благодаря чему отождествляется беспредельное и предел, благодаря чему четкий предел вырезывается на фоне неразличимой беспредельности, благодаря чему возникает структура вещи. Гармония обеспечивает возможность ясного ощущения вещи, четкого мышления её (33, 292). Античное понятие «гармония» в ранней классике и в учении Платонаv Идея Платона есть смысл, смысловая сущность и определение той или иной вещи, самый принцип ее осмысления, её порождающая модель. Ведь всякая вещь, будучи сама собой, всегда нечто значит, то есть имеет свою собственную сущность, а платоновская идея как раз и является принципом конструирования этой сущности вещи, следовательно, самой вещи, то есть смысловой моделью вещи. Идея вещи не только есть род в отношении вида – логическое отношение между идеей вещи и самой вещью в платонизме гораздо более сложное. Лучше было бы говорить, что идея есть функция вещи, или, если соблюдать точность и последовательность, в платоновском идеализме вещь есть функция идеи, поскольку функциональные отношения не есть просто отношения рода и вида, но отношения любой смысловой сложности (35, с. 184). Подлинное и первичное искусство, по Платону, - это воздействие идей, или эйдосов, на первоматерию и функционирование этой последней как «восприемницы» идей. При этом существует бесконечно разнообразная иерархия такого взаимодействия идеи и материи. Низшие области космоса – менее устойчивы и более подвержены разным изменениям, вплоть до настоящих катастроф. Высшие же формы такого взаимодействия – весьма устойчивы. «Всё в природе и искусстве, или в том и другом, находясь в хорошем состоянии, получают отвне самую малую изменяемость»; боги же, обладающие своей вечной художественной формой, весьма редко её покидают, и это покидание для них безвредно (R. P. II 381 a), почему одаривать богов тем, в чем они не нуждаются было бы антихудожественно (Euthyphr. 14 е). Космос у Платона – вполне чувственный космос, видимое и чувственно воспринимаемое целое. Однако этот же самый вполне чувственный космос является у него и максимально завершенным, предельно осуществленным миром идей. Сами идеи – выше космоса, но существуют они исключительно ради порождения космоса. Идеи эти являются в итоге только порождающими моделями космоса и всего того, что существует внутри космоса. Вечная закономерность небесных движений есть окончательная и наивысшая красота; и всё остальное, что претендует на красоту, должно согласовываться с этой вечно подвижной, но и вечно возвращающейся к самой себе красотой звездного неба. Нужно было иметь очень глубокую и очень упорную интуицию живого и внеличностного тела как реального единственного производителя всех ценностей для того, чтобы и всю человеческую, и всю мировую, и всю божественную красоту понять как творческий процесс универсально-космического тела. Но нужно было так же глубоко и цепко держаться за примат идеи над материей, чтобы понимать всю эту телесную космическую красоту как произведение нематериальных и вечных идей (36, с.254-257). Но что же такое идея? Платоновская идея есть не просто обобщение вещей и предметов, но предельное обобщение, то есть такое обобщение, дальше которого уже делается невозможным самый процесс абстрагирования (Лосев А.Ф., 35, с.184-188). Предельный характер платоновской идеи сближает её как у самого Платона, так и у его комментаторов с математикой, которая тоже оперирует предельными величинами, давая им точное определение. Можно сказать, что платоновская идея есть то, расстояние чего от соответствующей материальной вещи (в порядке уточнения самой материальности) может становиться как угодно малым, никогда, однако, не превращаясь в нуль. Идея Платона есть смысл, смысловая сущность и определение той или иной вещи, самый принцип ее осмысления, её порождающая модель. Ведь всякая вещь, будучи сама собой, всегда нечто значит, то есть имеет свою собственную сущность, а платоновская идея как раз и является принципом конструирования этой сущности вещи, следовательно, самой вещи, то есть смысловой моделью вещи. Идея вещи не только есть род в отношении вида – логическое отношение между идеей вещи и самой вещью в платонизме гораздо более сложное. Лучше было бы говорить, что идея есть функция вещи, или, если соблюдать точность и последовательность, в платоновском идеализме вещь есть функция идеи, поскольку функциональные отношения не есть просто отношения рода и вида, но отношения любой смысловой сложности (35, с. 184). Далее, идея эта никогда не мыслилась в виде голой и чисто головной абстракции. Платон и все платоники всегда вносили в неё художественный элемент, и она обладала тонко разработанной художественной структурой. Для этого в царстве самих идей мыслилась своя собственная, тоже идеальная материя, оформление которой и давало возможность понимать эти идеи художественно. Например, в диалоге «Тимей» (28а-31в, 41а, 46е, 48с, 68е, 69с) в идеальном мире различаются paradeigma, “образец», или «первообраз», «прообраз», «мастер», или «художник», «творец», «созидатель», «зодчий», то есть материал и метод его обработки, в результате чего получаются как законченные идеи, так и весь космос, построенный по законам этих идей. Платоновская эстетика есть эстетика света, и эта познавательная роль света в дальнейшем развитии платонизма только усиливалась. В последние века античной философии, у неоплатоников, и особенно у Юлиана, философия солнца превращалась в какой-то своеобразный монотеизм. И это вполне понятно: с одной стороны, зрелая философская мысль стремилась формулировать бытие в его первопринципе, в его предельном обобщении; а с другой стороны, телесная ограниченность античной философии, её принципиальный и неискоренимый соматизм повелительно требовал искать именно телесной осуществленности этого первопринципа. На эту роль ничто из природного и мирового не могло претендовать, кроме солнца, это ясно само собой. Поэтому философия света всегда была одной из основных особенностей платонизма и платоновской эстетики. Между прочим, Платон уже дошел до той диалектики света, по которой бесконечно сильный свет равен бесконечно сильной тьме. Ведь свет виден только тогда и освещаемые им предметы видны только тогда, когда этот свет не берется в своем абсолютном бытии, а есть только расчленение видимых предметов между собою. Когда же свет настолько силен, что ничто другое, кроме него, уже не видно, он и сам теряет свою расчлененность и свою отличимость от тьмы. Такой свет превращается в тьму. Символ солнца в этом отношении чрезвычайно удачен, потому что тот, кто прямо и не моргая смотрит на само солнце, тот слепнет. Эту диалектику света и тьмы, подробно развитую в неоплатонизме, прекрасно понимал уже и сам Платон (R. P. VII 518 ab; Legg. X 897 d). Но свет, по Платону, не есть только принцип видения, не только возможность видеть, он является здесь также и принципом той жизни, которая видима. Это вполне понятно, потому что, с точки зрения той максимальной телесности, свет не есть только свет, взятый сам по себе, он есть еще и тепло, или, как античные мыслители говорили, огонь. Этот огонь в философских концепциях тоже представлялся не в своем элементарном виде, но в своем предельном завершении. А таким предельным завершением космической области для непосредственного ощущения, было опять же только солнце. Поэтому солнце трактуется у Платона не только как принцип видения, но и как принцип бытия как бытия видимого. Оно впервые создает жизнь, поддерживает её, впервые создает для неё необходимые условия существования. Поэтому если красота, вообще говоря, есть синтез идеального и материального, синтез такого внутреннего, которое целиком выражено вовне, с таким внешним, в котором явлено всё внутреннее, то естественно, что световая философия и является основой эстетики. Эстетика, по Платону, и есть не что иное, как философия солнца, дающего способность видеть и быть видимым (как мы уже хорошо знаем, это лучше всего выражено в конце VI книги «Государства», 508 a – 509 e) (36, с. 257-258).

Понятие о гармонии в парадигме Гераклита[править]

А) Общая идея Гераклитовой гармонии – идея совпадения противоположностей, в частности единства и множества. А.Ф. Лосев приводит относящиеся к этому пониманию тексты Гераклита:

Путь вверх и путь вниз один и тот же (В 60); Аид и Дионис одно и тоже (В 15); Добро и зло [суть одно] (В 58); В нас [всегда] одно и то же: жизнь и смерть, бдение и сон, юность и старость. Ибо это, изменившись, есть то, и, обратно, то, изменившись, есть это (В 88); Бессмертные смертны, смертные бессмертны. Жизнь одних есть смерть других, смерть одних есть жизнь других (В 62); В окружности начало и конец совпадают (В 103); (37, с. 21).

Итак, самопротивоборствующее совпадение всяких противоположностей и есть настоящая гармония, гармония, которая держится огнем, началом и концом всего, и логосом (logos по-гречески означает «слово»), мировым законом, то есть гармония вселенского огненного Слова. Б) Космологически-эстетическое учение Гераклита дает образ гармонии как гармонию самих стихий и самих вещей, то есть совпадение всех участвующих в ней стихий. Космос Гераклита – это вечный хаос бурлящих противоположностей. Гармония создается здесь не просто числами, а самими вещами и категориями, и совпадают в этой гармонии не части одной и той же вещи в самой вещи, а вся вещь целиком – с другой такой же цельной вещью, и все вещи вместе – со всеми вещами вообще. Тайная мысль, скрытое слово, о которых говорит Гераклит, есть мысль и слово именно о той картине мира, которая возникает на основе этого глубинного и окончательного взаиморастворения вещей. Космос Гераклита и есть этот вечный хаос бурлящих противоположностей. Гармония как «единство противоположностей» еще дана тут на лоне богатой и чувственной плоти языческого стихийного космоса и неотделима от него. В) Понятие гармонии, по Гераклиту, имеет два аспекта. С одной стороны,- говорит Лосев А.Ф., - это совпадение одновременных событий, вещей, предметов, элементов. Тогда каждая вещь понимается наподобие лиры, или лука со стрелами, возникает «натяженная», стремящаяся в разные стороны гармония (В 51). Но эту «прекраснейшую гармонию» можно понимать, с другой стороны, и во времени, когда «согласуются» между собой разновременные события и когда, следовательно, получается определенный ритм событий. Тут мы встречаем понятие меры и, как частность, понятие вечных периодических мер. Мир «рождается из огня и вновь обращается в огонь [и эта смена совершается] периодически в течение всей вечности. Происходит же это по определению судьбы» (Diog. Laert. IX 8 из A1). Логос, являющийся «сущностью судьбы», есть «эфирное тело, сперма рождения вселенной и мера назначенного круга времени» (А8). Гераклит принимает «периодические смены состояний неба» и признает это чередование «вечным» (там же); возникновение и гибель мира в огне совершается «по некоторым периодам времени», так что он «мерами вспыхивающий и мерами гаснущий» (А 10); мир «всегда был, есть и будет вечно живым огнем, который мерами вспыхивает и мерами гаснет» (В 30). Г) Гераклит абсолютизировал физические стихии. Итак, в основе всего космоса – огонь, который есть логос космоса, а логос космоса есть гармония и вечная периодика противоречий, или противоположностей; а всё вместе – и космос, и огонь, и логос, и гармония – есть судьба, необходимость. Д) Для точного понимания Гераклита Лосев А.Ф. указывает на работу М. Мандеса, но она не вышла в свет в печатном виде, а содержится в машинописном виде в сборнике статей 1926 г. (Ленинград) в честь С.А.Желебова (с. 524-536). Сборник этот, однако, имеется в центральных библиотеках, где с ним можно ознакомиться по микрофильму. Называется эта статья «Harmonia aphanes”, то есть «невидимая гармония». Общеизвестно, что мир, по Гераклиту, это динамическое взаимодействие противоположностей, или непрерывная изменчивость (энантиодромия) . Однако, по мнению Мандеса (с. 524) Аристотель не прав, что не распространил область динамического взаимодействия противоположностей у Гераклита на божественную область бытия. С другой стороны, продолжает М. Мандес, не прав и Дильс, утверждающий, что бог, по Гераклиту, вообще находится по ту сторону добра и зла. Мандес говорит – нет, бог Гераклита статично покоится именно в одном добре. Для так толкуемого бога нет взаимодействия и идентичности добра и зла, для него, по Гераклиту, есть только одно добро. Как же, по Мандесу, влияет эта идея на Гераклитову гармонию? Гераклит, говорит М. Мандес (с. 525) разделяет два вида гармонии: явную и скрытую (отрывок 54). Явная гармония – это стремящиеся друг от друга концы лука в их гармоническом единстве с тетивой, действующей в противоположном направлении. Скрытая гармония являет себя соответственно дуалистической идее, в боге (53, с. 29) . Этот высший тип гармонии, говорит М. Мандес, недоступен, по Гераклиту «нашей человеческой квалификации, нашему плоскому человеческому уму (там же). На этой высоте нет зла, ибо зло само по себе не гармонично, а есть только гармоничное само в себе добро. Бог и есть та высшая и скрытая от нас гармония, в которой сняты все возможные противоположности (отрывок 67). Что же это за бог у Гераклита? Как он относится с мифологическими богами? Бог Гераклита, говорит М. Мандес (с. 526), не есть Зевс. Зевс – это только имя, это только одно из возможных, но не обязательных и не единственных воплощений, до которого может снисходить, а может и не снисходить Гераклитов бог. Зевс – это борьба (polemos), а высший бог, вместилище скрытой гармонии, исключает борьбу, он – царство слияния, а не борьбы (отрывок 53). Мир и Зевс, как одно из имен бога, включены в борьбу противоположностей, а истинное божество – это не борьба, но слияние противоположностей, апофеоз их единения, их тотальное уничтожение. Это и есть высшая скрытая (aphanēs) гармония. Скрытая гармония вбирает в себя противоположности, а не сталкивает их; так, бог – это и война и мир (отрывок 67) . Мудрость и гармония, по Гераклиту, говорит М. Мандес (с. 530), находятся вне этого мира или над ним. Мудрость и гармония не включены ни в одно из явлений мира, мир существует, по Гераклиту Мандеса, сам по себе, безотносительно к божеству. Итак, заключает М. Мандес (с. 531), существуют два (несоотносящихся – добавим мы) мира по Гераклиту: мир относительного, мир эмантиодромий, и мир абсолютного, мир скрытой гармонии божества. Мир относительного распадается на ряд полярно противоположных явлений, находящихся в состоянии борьбы и благодаря своей явной противоположности обладающих скрытой тождественностью. Мир же абсолютного – другой. Он не приемлет принципа борьбы. Его принцип – слияние всего в гармоническое единство. Бог есть та высшая сфера, которая существует над миром борьбы, но эта скрепа невидима и непознаваема, и не только потому, что человек не в силах её познать. Гармония не явлена в мире. Нет в мире ни одного явления, которое содержало бы в себе эту верховную гармонию, гармония не в мире, она над ним (с. 532). Итак, Гармония по Гераклиту всеобъемлющая, покрывающая и материальную и понятийную сферу регулирующая функция. Гармония у Гераклита, это типичная античная гармония, предполагающая всеобщее самотождественное единство.

Понятие о гармонии в парадигме пифагорейцев[править]

О гармонии пифагорейцев мы достаточно поговорили. Однако приведем основные положения. А) Гармония у пифагорейцев связана с пониманием числа, главного понятия всего пифагорейского учения истолковываемого как синтез, объединение предела и беспредельного. Б) Сложная структура пифагорейского «числа» сложилась исторически. Это созидательная и творчески направляющая сущность числа. Пифагор признает «началами числа и заключающиеся в них соразмерности, которые он называет также гармониями» (В 15), цитируется у Стобея. Из этих последних не только строится симметрия в музыке но, напомним, «число есть господствующая, сама собой происшедшая связь вечного постоянства находящихся в мире вещей, так что «бог есть неизреченное число». Пифагорейцы утверждают, что число владеет всеми прочими вещами и «существует [разумное] отношение всех чисел друг к другу» (В 2). Числа у пифагорейцев являются элементами самих вещей в гораздо большей степени, чем огонь, земля, вода (В 4). В числе нуждается человеческая жизнь (23 В 56), а также солнце, луна и каждое живое существо (58 В 27). В) С эстетической точки зрения пифагорейцы считали, что числа геометричны, но только мысленно геометричны, внепространственно геометричны. Они суть мысленные, умственные фигурности вещей. Пифагорейцы получали числа путем мысленного очерчивания вещей, путем мысленного скольжения по их границам. Здесь проявляется и натурализм, творческая стихийность: числа нет как такового, оно не существует без вещей, оно – в самих вещах и есть их структура, их ритм и симметрия, то есть, с точки зрения досократовского понимания, - их душа. Пифагорейский образ центрального огня, оживляющего весь космос и сохраняющего его в цельном и неразрушимом виде, тоже продиктован структурно-числовыми интуициями (57 В 37). Г) Число есть принцип гармонии, как говорилось ранее. Гармония является здесь не чем иным, как структурой вещи (или вещей), представленной здесь в четкой раздельности и в единстве. Гармония – это то, благодаря чему отождествляется беспредельное и предел, благодаря чему четкий предел вырезывается на фоне неразличимой беспредельности, благодаря чему возникает структура вещи. Гармония обеспечивает возможность ясного ощущения вещи, четкого мышления её. Числовая гармония как синтез беспредельного и предела в плане античного толкования бытия создает: 1) космос, с симметрично расположенными и настроенными в определенный музыкальный числовой тон сферами; 2) души и все вещи, имманентно содержащие в себе количественно-гармоническую структуру. При этом души получают гармоническое равновесие также и внутри себя путем катарсиса – умиротворения и исцеления всей человеческой психики, а из вещей извлекаются элементарные акустические факты, тоже основанные на «гармоническом» подходе: а) числовые отношения тонов (Гиппас), б) связь высоты тона с быстротой движения и количеством колебаний, а также теория консонанса и диссонанса (Архит), в) разные опыты разделения тонов (Архит и Филолай) (33, с. 295).

Понятие о гармонии в философской системе Прокла[править]

Учение о гармонии в окончательной форме и с полным соблюдением терминологической точности и системы дано у Прокла. Как того и требует само положение дела, Прокл в основном прямо связывает гармонию со своим учением о трех ипостасях и воплощении этих ипостасей в космосе. а) Исходя из общего противоположения явной и неявной гармонии (In R.P. I 58, 27-59, 1), Прокл более детально говорит о четырех типах гармонии (In Tim. II 161, 26-32): одна гармония свойственна богам-числам, другая — уму, третья — душе и четвертая — телу, то есть материальному космосу. Говорится также и о трех типах гармонии (II 294, 18-295, 7; III 252, 31-253, 5): гармония «в себе», или умопостигаемая; гармония, созданная умом, или душевная, самодвижная; и телесная гармония — как движимая душой. б) Что касается отдельных ипостасей, то о гармонии первоединства у Прокла читаем (II 17, 1-6): единая связь всего, превосходящая все отдельные связи, есть «хорег гармонии». И также (27, 8-10): при помощи гармонии и пропорции устанавливаются тождество и единство. Трактат Прокла «Первоосновы теологии» дает развитую концепцию единого. Учение о едином завершается концепцией актуальной бесконечности (75-112): Прокл подчеркивает внеколичественный характер божественных бесконечностей (84-86). Единое — бесконечно, потому что оно всё охватывает; но оно же и всё объединяет, всему даёт порядок, так что эту вполне упорядоченную бесконечность теперь мы можем теперь называть актуальной бесконечностью. Необходимо самым серьезным образом расценивать понимание бесконечности у Прокла именно как актуальной. Прокл прекрасно знает, что такое потенциальная бесконечность, то есть такая бесконечность, которая нигде не кончается и уходит в неопределенную и потому дурную множественность. Для него гораздо важнее такая бесконечность, которую платоники всегда умели хорошо синтезировать с «пределом», то есть с определенной упорядоченностью. О такого рода актуальной бесконечности, когда бесконечность оказывается не где-то в недостижимой дали, но уже в каждом своем конечном моменте, Прокл говорит весьма решительно и очень часто. Лосев А.Ф. указывает такие тексты: Inst. theol. 89-92; Plat. Theol. III 7-9; In Tim. I 175, 2; In Parm. 1118, 35-1124, 37. Поскольку числа относятся у Прокла тоже к первоединству, то и числа также оказываются у него принципом гармонии. Прокл с сочувствием пишет (24, 1-3), что у пифагорейцев природа вносит в свою деятельность гармонию в соответствии с «первичным отношением [в числах]». Следует здесь пояснить учение Прокла о числах. Чисел этих бесконечное количество, от нуля до бесконечности, и тем не менее все эти числа и, значит, число вообще построены как структурно развитой текуче-сущностный и понятийно-диффузный сдвиг сверхразумного первоединого. В этом сдвиге пока еще нет никакого реального качества, потому что иначе область чисел вовсе не относилась бы к первоединому. Но тут уже есть смысловой сдвиг, смысловое внекачественное полагание. Это текуче-сущностное и пока еще внекачественное полагание, говорит Лосев А.Ф., не будучи качеством, уже является докачественным количеством. Это и есть число. За числами, сущность которых внекачественна, следует ум в виде смысловой качественности. Этот ум тоже находится в гармонии и с самим собою и со всем тем инобытием, которое им осмысливается. Единый логос проходит через всё, и прежде всего через самого себя (24,3-5). Всеобщая связь, рассуждает Прокл, возводит всё к умопостигаемому «при помощи гармонии» (26, 8-9). Трактат Прокла «Платоновская теология» раскрывает учение о ноуменальной сфере. Эта ноуменальная сфера представлена в виде одной мощной триады. Сначала развивается теория об этом уме только как о бытии просто, где ум выступает как предмет, как объект, как умопостигаемое, как интеллигибельное. Этому посвящается часть III книги, то есть гл. 7-28. Интеллигибельно-интеллектуальную теорию философских категорий и богов чистого ума Прокл развивает в книге IV. Что же касается интеллектуальной ступени и общеноуменальной сферы, то об этом читаем в книге V. Ноуменальная сфера ясно отграничена и от доноуменальной сферы, в которой имеется в виду абсолютное единое и едино-личностно-числовое единое, и от дальнейшей, посленоуменальной, то есть уже душевной сферы. Поскольку исследование ноуменальной сферы проводится у Прокла в чрезвычайно абстрактной форме, постольку А.Ф. Лосев указал здесь на некоторые существенные детали. Прежде всего, деление всей ноуменальной сферы на бытие, жизнь и ум в узком смысле (или демиургическая идея) чрезвычайно ясно сформулировано у Прокла в III 6. Путаница начинается с того момента, когда эти три области ума формулируются каждая в отдельности тоже в виде своих собственных триад, уже более мелких, или, как говорит Прокл, вторичных. Если взять первую ноуменальную триаду, именно триаду бытия, то в ней Прокл устанавливает интеллигибельное бытие, интеллигибельную жизнь и интеллигибельный ум. Эту интеллигибельную триаду Прокл именует еще и так: отец, потенция и ум в узком смысле. Не будем удивляться и тому, что каждая из этих трех категорий интеллигибельной области трактуется в той же главе так же, как синтез предела и беспредельного, поскольку это «смешанное», то есть синтез предела и беспредельного, постулируется Проклом решительно для всех ступеней диалектического развития. Несколько сбивчивое впечатление здесь производит триада: красота- истина- симметрия. Триада эта тоже заимствована из платоновского «Филеба» (64 а — 65 а). Достаточно будет сказать только то, что, по Проклу, платоновское «смешанное» может рассматриваться с разных сторон и в том числе как указанная триада: красота, истина и симметрия (III 11). Таким образом, эта последняя триада мыслится только как пример всей интеллигибельной области, и, по-видимому, эту триаду не нужно считать обязательно основной. Относительно третьей ипостаси, души у Прокла читаем (In Tim. II 125, 24-127, 2), что гармония существенна для души наряду с ее субстанцией и эйдосом. Душа не может существовать без гармонии; в круге тождества более совершенная гармония, в круге различия — менее совершенная (In R.P. II 21, 2-5; 23, 6; 66, 26). Больше всего текстов имеется у Прокла о гармонии космоса. В космосе Прокл, конечно, видит, прежде всего цельность, противоположную составляющим его частям, которые и находятся в гармонии со всем космосом (In Tim. I 7, 3-6; 25, 10-11; 41, 20; 332, 21-22; 358, 25-27; II 38, 5-10; 53, 28-30). Лосев А.Ф. пишет, что гармоническая цельность космоса, конечно, определяется у Прокла богами; но боги эти являются не чем иным, как эйдетической системой имманентного космосу ума. Всё частичное в космосе, утверждает Прокл (I 90, 10-12), «соединяется богами, надзирающими за демиургией, и упорядочивается в единый космос, к единой гармонии и единой совершенной жизни». Афродита способствует порядку, общности и гармонии в космосе (II 54, 21-23). Афродита — принцип гармонии во всем, гармонии единой и нераздельной, осуществляющейся без участия других богов (I 79, 17-18). Лосев А.Ф. говорит, что самое же главное у Прокла — это понимание гармонии как воплощенного и материализованного эйдоса. Прокл пишет (205, 9-19), что порядок и гармония в космосе возникают «из эйдоса» , оформляющего материю в результате войны и противоборства. В другом месте (143, 2-7) читаем, что Гефест скрепил весь космос, построил жилище богов и привел всё к единой гармонии космоса, наполнил всё телесной жизнью и вообще соединил материю с эйдосами, так что эйдос упорядоченного космоса получает силу от гармонии (II 55, 21-24). Афродита — причина всеобщей гармонии, единения мужского с женским и эйдосов с материей (I 34, 15-17) . Но эйдосы космической гармонии всё равно остаются вечно в том же положении, несмотря на периодическое возникновение и периодическую гибель космоса, что видно также и на душах, которые вообще никогда не разрушаются до последнего конца. Поскольку они в основе являются воплощением эйдосов, а разрушается только их материальная сторона (126, 24-31). Лосев А.Ф. замечает также, что гармония космоса является у Прокла, как и во всей пифагорейско-платонической традиции, также еще и музыкой (34, с.66). Космическая гармония не только воспринимается слухом (II 85, 31-33), и не только существуют три вида гармонии - диатоническая, энгармоническая и хроматическая (168, 14-15), - но октава посвящена божественным душам, квинта — демонам, а кварта — частичным душам (In R.P. II 49, 25-59, 5). Заканчивая эту философию гармонии Прокла, приведем следующие слова Порфирия, которого Прокл комментирует с большим сочувствием (In Tim. I 366, 14-17). По Проклу, Порфирий ставит вопрос о том, вследствие чего «сотворенные вещи благи». И отвечает, что они благи, приобретя «гармонию, симметрию и порядок» ; ведь эти последние прекрасны, а всё прекрасное благо. Прокл завершает собою общеантичное учение о гармонии (Лосев А.Ф., 34, с. 67). Если вспомнить,что под гармонией античные мыслители понимали самотождественное различие эйдоса и материи решительно на всех этапах космической жизни, начиная с первичного первоединства, проходя через числовую, ноуменальную и душевную область и кончая космическими структурами, то лучшего и более совершенного обобщения всех подобных теорий, чем это было у Прокла, невозможно себе и представить.

Понятие «Метафизика света»[править]

Библейские, платонические и особенно неоплатонические источники свидетельствуют нам о метафизике света. В позднеантичной и средневековой философии таинственная метафизика света давала синтез представлений о свете: в плане онтологии – как о субстанции всего сущего; в эстетическом – как о сущности всего прекрасного; в гносеологическом плане – как о принципе познания. Словарь Генриха Шмидта даёт такое определение.

Метафизика света (Lichtmetaphysik) – совокупность учений о внеземном происхождении света и о его значении для человека. Античная философия уже начиная с Филона (Бог есть первоначальный свет, духовное солнце) почти вся была проникнута убеждением, что идеи излучают свет и что познание – прозрение под влиянием этого света. Августин в своей «Исповеди» пишет: «Слово Бога есть истинный свет, освещающий всего человека». Но уже Цицерон говорит о естественном свете (lumen naturale) человеческого разума, а в эпоху средних веков проводят различие между этим естественным светом и светом сверхъестественным (lumen supranaturale), т.е. пониманием, вызванным Божественным Откровением. Августин, Бонаветура и другие учат, что для совершенного познания, кроме человеческой силы духовного познания, необходимо еще особое освещение божественно-духовным светом, благодаря которому человек достигает видения вечной истины. Эта так называемая теория иррадиации, или иллюминации, явилась духовной основой возникшего в XVII в. Ордена иллюминатов, разновидности масонского ордена, который боролся за просвещение и космополитический образ мыслей; членами его были Песталоцци, Гердер, Гёте и др. (37, с. 271-273).

Напомним традицию византийского Православия, выраженную великим богословом и аскетом XIV века св. Григорием Паламой, согласно учению которого абсолютно трансцендентная Сущность (ούσαί) Бога имеет нетварные несотворенные Энергии, пронизывающие всё во Вселенной. Самый важный пункт учения св. Григория, Энергии исходящие из Сущности божественны, и каждый Луч Божества (Теофания) содержит в себе целиком Бога. Таким образом мы будем пользоваться термином «метафизика света», включая православную аскетическую традицию, с особенной силой и убедительностью изложенной св. Григорием Паламой.

Термин «Божественное озарение» в трудах святителя Паламы[править]

Святитель Палама пишет, что совершенство бытия по подобию Божию совершается посредством Божественного озарения, (исходящего) от Бога. Он говорит, что лукавые ангелы лишены этого озарения, потому что находятся под мраком, а Божии умы насыщаются им, почему и называются «вторым светом» и «истечением первого Света» (7, с. 5). В комментарии, приведенным А.И. Сидоровым, поясняется, что «Божии умы» ( ) здесь тождественны ангелам. См.: «Второй свет есть Ангел – некоторая струя, или причастие первого Света; он находит свое просвещение в стремлении к первому Свету и в служении Ему; и не знаю, по чину ли своего стояния получает просвещение, или, по мере просвещения, приемлет свой чин». Святитель Григорий Богослов. Собрание творений в 2-х томах. Т.I. Сергиев Посад, 1994. С. 546. Св. Григорий пишет, что благие Ангелы обладают ведением чувственных вещей; они постигают их не посредством чувственной и природной силы, но познают эти вещи с помощью Боговидной силы, от которой ничто не может быть сокрытым: ни настоящее, ни прошлое, ни будущее. Дионисий Ареопагит говорит: «Божественные умы движутся по окружности, когда их объединяют безначальные и бесконечные осияния Прекрасного и Добра» (Дионисий Ареопагит. О Божественных именах. О мистическом богословии. СПб., 1994. С. 113). Высказываясь же об этих озарениях во множественном числе, он отличает их от Божественной сущности, ибо она одна и неделима. Анализируя это рассуждение св. Паламы с точки зрения метафизики света, отметим, что здесь в качестве предметов метафизики света рассматриваются: Божественные озарения, исходящие от Бога; Божии умы-истечения первого Света, т.е. Ангелы. Св. Палама, говоря об этих озарениях во множественном числе, отличает их от Божественной сущности, ибо она одна и неделима.

Термин «Различия в Божественной Троице» в трудах святителя Паламы[править]

Тринитарные споры IV в. уточняли взаимоотношение Сущности Божией с Ипостасями, как образами бытия. Восток и Запад по-разному подходят к тайне Бога-Троицы. Протоиерей И. Мейендорф пишет:

Запад движется от самоочевидности Божьего единства к Его «троичности» как делу умозрения, в то время как Восток исходит из живого опыта Троих, а затем утверждает их равнобожественность и отсюда – единство. Так, греческих отцов-каппадокийцев IV столетия обвиняли в тритеизме, потому что их «мысль исходила из троичности равных ипостасей (лиц), а тождество божественной (сущности) занимало в их понимании второе по значимости место» (39, с. 206).

Это различие подхода к троичной тайне восходит к толкованию Нового Завета греческими отцами. Как говорит протоиерей И. Мейендорф, для них христианская вера заключалась прежде всего в ответе на вопрос Иисуса: «А вы за кого почитаете Меня? (…) Ты – Христос, Сын Бога Живаго» (Мф. 16: 15-16). Авторитет и сила Иисусовых дел, равно как и Его учения, зависят, - продолжает отец Мейендорф, - от Его личностной идентичности. Только Сам Бог может быть Спасителем, только Бог побеждает смерть и прощает грехи, только Бог может сообщить человечеству божественную жизнь. То же самое справедливо для истолкования ранними греческими отцами послания Иисусом «другого» Утешителя от Отца – Духа. Изначально личностное откровение Бога находят они не только в классической тринитарной формуле – в крещальной формуле Мф. 28: 19 – или в трех дарах, отнесенных к разным Лицам во 2 Кор. 13: 13 («благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение [ ] Святого Духа»), но и в том, что Дух обращался лично к Филиппу (Деян. 8: 29), к Петру (Деян. 10: 19, 11: 12), к Антиохийской Церкви (Деян. 13:2), к апостольскому собору в Иерусалиме («ибо угодно Святому Духу и нам», Деян. 15:28). Дух понимается здесь как присутствие, отличное от присутствия Христа, но обладающий той же самой Божественной суверенностью (39, с. 207). Протоиерей Мейендорф продолжает:

В тексте Никейского Символа веры, принятого, по сути, на Константинопольском соборе 381 года, Божественное достоинство Духа определяется через «исхождение от Отца». Это определение согласуется с богословием отцов-каппадокийцев, которые видели в Личности Бога Отца сам «источник Божества». Именно как Бог Дух непосредственно «исходит от Отца», в отличие от твари, которая не происходит непосредственно от Отца, но приводится в бытие действием и посредничеством Логоса. Таким образом, провозглашение «исхождения Духа от Отца» тождественно утверждению Его предвечного Божества. Здесь нетрудно увидеть различие в подходе к тайне Троицы между греческими отцами IV и латинским Западом. Стараясь сформулировать учение о спасении, латинский Запад занялся вопросом об оправдании верой и ее отношением к человеческим «делам», создавая системы, объясняющие сам процесс спасения, к примеру, учение Ансельма об удовлетворении. Личностная божественная идентичность Христа и Духа, несмотря на интеллектуальную необходимость – «только Сам Бог может полностью удовлетворить божественную справедливость», - на самом деле стала скорее второстепенным вопросом, чем делом непосредственного христианского опыта, основанного на самом Евангелии и обеспечивающего отправную точку всего богословия (39, с. 210).

Между тем, архимандрит Киприан (Керн) в диссертации по антропологии св. Паламы, говорит, что паламитские соборы напомнили богословскому сознанию о различении в Боге и энергии, как образов действования и проявления Св. Троицы. Палама пишет: "В Боге надо различать понятия: сущность, энергии и Божественные Ипостаси Троицы". Об отношении божественной Усии к Трем Лицам Св. Троицы св. Григорий рассуждает сравнительно мало. Он ограничивается такими, например замечаниями: "Бог есть Сам в Себе; и Три Божественные Ипостаси естественно, целостно, вечно и неисходно, но однако несмешанно и неслиянно взаимно держатся, и Одна Другую проникают так, что и энергия у Них одна" (40). О взаимоотношении Ипостасей, неслиянности и нераздельности Их писали в свое время св. Григорий Богослов, Ареопагитики и св. Иоанн Дамаскин. "Благодаря всем этим энергиям Бог не в Одной, но в Трех Ипостасях познается". Но эти Ипостаси, т.е. самая Троичность Бога, не есть Его сущность (40). Гораздо подробнее развито учение св. Паламы о взаимоотношении энергии и Ипостасей. Ссылаясь на Дионисия Ареопагита, св. Палама пишет:

В Боге существуют не только ипостасные различия, но и некие другие; и Дионисий это другое различие в отличие от ипостасного, называет божественным, ибо различие по Ипостасям не есть разделение Божества. По этим божественным проявлениям и энергиям, он говорит, что Бог умножается и увеличивается; он называет те же проявления и выступлениями. Этим не умножается Божество, прочь от такого мнения! – и не различается то, что в Боге. Ведь Бог для нас есть Троица, но это не есть Три Бога. «"Энергия есть нечто иное, чем сущность, от нее отличное, однако неотделимое", отличное и от Ипостасей (40).

Архимандрит Киприан (Керн) уточняет:

Энергии это то в Абсолютном и Непричастном Божестве, что обращено к миру, что ему открывается и делается доступным восприятию. Палама здесь, как и во многом другом, пользуется терминологией Ареопагитиков: различия, выступления, передачи и причастия. "Дионисий, – пишет Палама, – говорит также, что в этих божественных выступлениях и энергиях увеличивается самое божественное начало. Он призывает восхвалять Бога, не как приемлющего нечто отвне, – прочь от этого! – но эти именно выступления Бога". Далее ссылка на того же богословского писателя: "абсолютные передачи соединяются в божественные различия». "Передачами Дионисий здесь называет вообще все выступления и энергии Божии, и добавляет, что они абсолютны, чтобы кто не подумал, что они суть произведения". Заметить должно, что у Паламы неверно процитировано: έσχατοι μεταδοσεις вместо άσχατοι μεταδοσεις как это в оригинале у Ареопагита, исправив, правда, эту неточность в том же отрывке. В следующей главе энергии названы, согласно Дионисию, "причастиями и самопричастиями" . Они превосходят все сущее, будучи прообразами сущего (40).

Из всего этого архимандрит Киприан заключает, что энергии или выступленияv не суть самая сущность Божия, а только то, чем Бог обращен к миру, что видится в тварях, т. е. премудрость, художество и сила Божия. Поэтому тот, кто, созерцая великолепие творений, думал бы, что видит сущность Творца, уподобился бы Евномию, как это доказывает св. Василий Великий (40). Мы же заключаем, что предметами метафизики света обозначены энергии или выступления, что они – то, чем Бог обращен к миру, что в форме света невидимое видится в тварях, т. е. премудрость, художество и сила Божия.

Термины: «Множество божественных энергий. Энергия и сущность» в трудах святителя Паламы[править]

Св. Палама пишет, что поскольку божественные и обоживающие озарение и благодать есть не сущность, а энергия Божия, то она представляется не только в единственном, но и во множественном числе. Соразмерно сообщаемая тем, кто причаствует ей, она, соответственно способности воспринимающих ее посылает им большее или меньшее обоживающее осияние (38, с. 8). Особенно подробно развивает св. Григорий учение о взаимоотношении энергии и сущности Божией. Для богословия афонских монахов XIV в. усия и энергия суть понятия соотносительные и в творениях того времени особое внимание было обращено на вопрос о причастности энергии и ее несозданности. Сущность Св. Троицы есть понятие Бога, Сущего в Себе, Бога трансцендентного миру, но Который к этому миру, следовательно и к человеку, обращен своею энергией или силою. Эта "нераздельно разделяющаяся" мощь Божия раскрывается в мире, открывает Бога миру и проявляется то в творческой Его деятельности, то в отдельных ветхозаветных теофаниях, то в благодатном действии Промысла и управлении миром. Человеческому взору и уму доступны некоторые действия неприступного Божества и, в силу упомянутой соотносительности, из этого следует, что Божество тем самым существует во всей Своей неприступности (40). Читаем творение Архимандрита Киприана:

Божественная энергия и божественная сущность неотделимо повсюду присутствуют. Энергии Божии доступны и нам, сотворенным существам, так как, согласно учению богословов, они нераздельно разделяются, и божественная природа остается совершенно неразделимой. Благодать, разделяемая людям, не означает, что разделяется Св. Дух Утешитель. "В Боге есть неразделимое разделение и раздельное единение". "Бог неразделимо делится и раздельно сочетается". И от этого "Он не терпит ни множественности ни сложности". Вспомним сказанное об апофатике. Сущность Божия – это то непостижимое, что Бог есть Сам по Себе; Она непричастна нашим силам и нашему религиозному ведению; энергии же причастны нашему познанию. Этому посвящен весь диалог "Феофан, или о Божестве и о причастном и непричастном в Нем". Все познание Бога и причастие Ему совершается по достоинству человека, κατ' 'αναλογίαν, т.е. в меру его соответствия. Откровение не есть механическое явление одного только Бога; человек активно в Нем участвует, и поскольку он созрел, он и воспринимает. Под строкой укажем (чтобы не умножать цитат) отрывки, говорящие об иерархичности познавания, т.е. o причастности "по аналогии"(40). Отец Мейендорф заключает, до какой степени неверно считать “энергии” чем-то вроде низшего Божества, отличного от Самого Бога: к такому заключению древние и новые критики учения св. Григория Паламы смогли прийти только вследствие своих философских предпосылок о тождестве Бога со Своей сущностью; очевидно, эти предпосылки не могли согласоваться с живым Богом св. Григория Паламы, сущностно недоступным Богом, бытийно присутствующим по Своему всемогуществу в тварном мире... Весь Бог всецело в энергиях - это краеугольное положение учения св. Паламы. Отец Мейендорф приводит множество текстов учителя безмолвия, не оставляющих никаких сомнений относительно этого пункта учения св. Григория Паламы:

“Ни нетварная благость, ни вечная слава, ни жизнь, ни что-либо подобное не суть пресущественная сущность Бога, ибо Бог как Причина превосходит их; однако мы говорим, что Он есть Жизнь, Благость и тому подобное... Но так как Бог присутствует всецело в каждой из боголепных энергий, по каждой из них мы именуем Его“. “И не то же вы, мудрые во всех отношениях [люди], разумеете, что являемое или умопостигаемое или причаствуемое не есть часть Бога, дабы и Бог, согласно вам, не претерпел таким образом разделения, но [вы, конечно, разумеете,] что [Бог] весь проявляется нeкако и нет, и познавается и не познавается, и причаствуется и непричаствуем есть”. Следовательно, “каждая Божественная сила и каждая энергия есть Сам Бог“.

”Они не составляют,— пишет он,— существо Бога”, ибо в сем последнем нет ничего составного, “это Он дает им существование, не получая Своего существования от них; не окружающие Бога реальности суть сущность Божия, а Он Сам есть их сущность”. Таким образом, мы видим, что Бог действует, то есть обладает “энергиями”, как живой Бог. Нет сущности без энергии, обозначает св. Палама одно из положений своего учения. Реальное различие между сущностью и ипостасями, в котором современные критики упрекают учителя безмолвия, несмотря на то, что оно непосредственно восходит к греческому пониманию Троицы в том виде, в каком оно выразилось уже в IV в. по завершении споров с арианами, кажется св. Григорию тем более необходимым, что общая природа ипостасей является для него “сверхсущностной сущностью”, непознаваемой и, следовательно, абстрактной, а, с другой стороны, во всей своей богословской деятельности он стремился установить реальность Откровения живого Бога, являющего Себя в Своих актах или энергиях. В Божественных энергиях целиком присутствует Сама Троица, что никоим образом не означает плотиновских эманаций или существ, отличных от Бога. При каждом удобном случае учитель безмолвия подчеркивает, что у энергий нет своей собственной ипостаси или существования, поскольку они являются производными от Божественных ипостасей и — для нас — приметами существования Божия; действительно, мы видели, что нам невозможно констатировать это существование, если Бог не являет Себя вне Своей непознаваемой сущности. “Так как эти энергии, — пишет он, — не имеют собственной ипостаси (не суть самоипостасны), а являются силами, выражающими существование Бога, нельзя ради них говорить, что есть другой Бог, второй Бог; те, кто не получает их, не знают вообще, что Бог существует”. В спорах со своими противниками св. Григорий Палама всегда защищает живого Бога, являющего Себя в конкретных Лицах конкретными действиями. “Божественная и непознаваемая сущность, — пишет он, — не обладающая отличной от себя энергией, будет совершенно несуществующей как чистое представление ума” (41).

Термин «Метафизика, богословие света и божественный мрак»[править]

Св. Дионисий Ареопагит пишет:

Ты же, дорогой Тимофей, усердно прилежа мистическим созерцаниям, оставь как чувственную, так и умственную деятельность и вообще все чувственное и умозрительное, всё не сущее и сущее, и изо всех сил в неведении устремись к соединению с Тем, Кто выше всяких сущности и ведения. Неудержимым и абсолютным из себя и из всего исступлением, всё оставивший, и от всего освободившийся, ты безусловно будешь возведен к пресущественному сиянию божественной тьмы (6, с. 739).

Св. Максим Исповедник поясняет так. Это чувственное древние называют не-сущим, поскольку оно причастно всяческому изменению и в одном и том же виде вечно не существует. Умственное же, как сущее по желанию его Создателя, вечно, бессмертное и сути своей не изменяющее, они называют сущим. Неудержимым исступлением он называет выход из всякой связи, - так, чтобы ничто никакой связью не удерживало – ни с самим собой, ни с чем-либо тварным. Совершенную непостижимость он назвал тьмою. И св. Дионисий продолжает:

Максим Исповедник говорит, что под мраком он понимает неведение. Как через неведение познается Бог описывается и здесь. Следует знать, что в «Исходе», где написано, что Моисей вошел во мрак, в котором был Бог, использовано еврейское слово «арафел» (Исх. 20: 21). Семьдесят толковников, Акила и Феодотион перевели «арафел» как «мрак». Симмах же передал: «арафел» словом «мгла». Еврей же (Иосиф Флавий) говорит, что «арафел» - имя тверди, которой достиг Моисей. Семь ведь твердей, говорят, которые и называют небесами, и называют имена, вспоминать которые ныне нет нужды. Я прочел об этих семи небесах, - пишет – св. Максим, в сочиненных Аристоном из Пеллы диалоге Паписка и Ясона, о котором Климент Александрийский в шестой книге «Очерков» говорит, что его сочинил святой Лука. Однако же о мраке, в божественном неведении созерцаемом, более божественно он пофилософствовал и в своих посланиях; в пятом же он пишет об этом совершенно. Св. Максим замечает, что путем отказа от всякого знания мы соединяемся с неведомым (6, с. 747).

Дионисий призывает молиться о том, чтобы оказаться нам в этом пресветлом мраке и посредством невидения и неведения видеть и разуметь то, что выше созерцания и знания, что невозможно ни видеть, ни знать, ибо это и есть поистине видеть и ведать; и – чтобы Пресущественного пресущественно воспеть путем отъятия всего сущего, подобно создателям самородно-цельной статуи изымая все облегающее и препятствующее чистому восприятию сокровенного, одним отъятием выявляя как таковую сокровенную красоту (6, с.747). Св. Максим отмечает: быть под божественным мраком – посредством невидения и неведения значит видеть и разуметь Сущего выше созерцания и знания в самом невидении и неведении. Это ведь и есть, говорит он, по-настоящему видеть и ведать. Нигде больше он так не разъясняет, что такое ведение в неведении.

Термин «Божественный мрак – как предел (очертание) познания».[править]

В пяти главах творения «О мистическом богословии» божественный Дионисий Ареопагит дал понятие о божественном мраке и о Причине всего сущего и не - сущего. Здесь нам предстоит рассмотреть понятие «Предел (очертание) познания» . Святой Максим Исповедник, как пишет Епифанович С.Л., «является по преимуществу аскетом-мистиком». «Догматика у него собственно вкраплена в аскетику. В своих созерцаниях преп. Максим ищет точек опоры не в каких-либо неоспоримых данных рассудочного сознания (вроде cogito, ergo sum), а в таинственных фактах внутреннего мистического опыта, возвышающегося над рамками естественного (философского) познания и досязающего до премысленного постижения высшей реальности» (3, с.50-51). Способность и влечение к такому познанию вложена, по учению преп. Максима, - пишет Епифанович С.Л., - в душу каждого человека, и осуществляется оно уже в таинственном акте веры, исходящей из недоказуемых начал, и, однако, действующей с гораздо большей силой убедительности, чем восприятия внешних чувств. Епифанович С.Л. озвучивает релятивистскую точку зрения преп. Максима на познание, который признает полную несостоятельность нашего разума в деле постижения сущности вещей и объяснения мирового бытия. По мысли св. отца, всякий ум, искренно стремящийся к истине, должен скоро убедиться в недостаточности для этой цели не только чувственного, но и мысленного познания. «Если первое знакомит нас с одной только внешней стороной мира, то второе – даже в тех случаях, когда под внешними формами бытия открывает его истинно-духовную сущность, в общем непостижимую и необъяснимую, - в полном бессилии останавливается пред проблемой высшей реальности, которую ум познает лишь через посредство умозаключений, но которая по существу остается непостижимой и постоянно избегает всякой попытки охватить её человеческой мыслью. Вывод отсюда ясен. Твердый ум должен в принципе допустить нечто для себя недоступное и неприкосновенное, нечто иррациональное, вернее премысленное, чего нельзя понять и объяснить, но что необходимо принять верой…С признанием же значимости и даже высшего достоинства мистического познания, естественно, вере и откровению отводится главное место, знанию и разуму – второстепенное (3, с. 52-53). После такой прелюдии рассмотрим «Послание 1 Гаию служителю» божественного Дионисия Ареопагита.

Тьма исчезает от света, а тем более от многого света; неведение истребляет знания, а тем более многие знания. Восприняв это в смысле превосходства тьмы, а не тьмы как лишенности света, говори сверхистинно, что незнание о Боге и всё превышающая Его тьма таятся от обладающих сущим в мире светом и знанием сущих, скрываются от всякого света и прячутся от всякого знания (6, с. 765-767).

Св. Максим поясняет, что Гаий этот тот самый, кому божественный евангелист Иоанн написал Третье послание, - судя и по другим признакам, свидетельствующим, что этот божественный муж общался с апостолами. «Служителями» же (букв. «терапевтами») называюся монахи. Что касается выражения «Восприняв это в смысле превосходства тьмы, а не тьмы как лишенности света, говори сверхистинно, что незнание о Боге и всё превышающая Его тьма таятся»… «Это, говорит он, понимай не в обычном смысле того, что, как тьма рассеивается светом и тем более сильным, или как неведение, каковое и само есть тьма, прекращает иметь место благодаря знаниям, особенно когда их становится много, так же и незнание о Боге, сходствуя с невежеством от неучености, как мы сказали. Но насколько кто просвещается знанием о Боге и насколько кто собирает знания о сущем, то есть об умопостигаемом и умопостигающих, настолько более, преуспевая в знании о Боге, познает, что непознаваемость, то есть неведение, применительно к Богу есть свет и знание, превосходящее всё познанное. И тогда молчанием чтит он безмолвие о Боге. Так что не в смысле лишенности знания говорят о незнании о Боге, - что кто-то уразумел всем и самому ему Неведомого и Непостижимого, - но в смысле превышения и превосхождения всякого знания (6, с. 765).

Св. Максим Исповедник продолжает комментарий:

Насколько кто возымеет, говорит он, знание сущих и сущий свет, то есть само разумение истины, настолько увидит, что свойственное Богу непознаваемо. Ибо оно не светом или знанием проясняется, но от обладающих таковыми скорее скрывается. И когда таковые даются и возрастают – я имею в виду свет и знание, - божественное оказывается невидимым и непознаваемым (6, с. 767).

Очень тщательно и подробно божественный Дионисий Ареопагит разъясняет, что божественный мрак есть некий предел познания Читаем св. Дионисия:

Божественный мрак (см. Исх. 20: 21) – это «неприступный свет», в котором, говорится, обитает Бог (1 Тим. 6: 16), - невидимый из-за чрезмерной светлости и неприступный из-за избытка сверхсущественного светоизлияния. В нем оказывается всякий, удостоившийся познать и видеть Бога, - в свете невидимом самом по себе и непознаваемом. Оказавшись воистину превыше зрения и знания, познавая только то, что ты – за пределами воспринимаемого чувствами и мыслями, говоришь вместе с пророком: «Удивился разум Твой от меня, утвердился, не возмогу против него» (Пс. 138: 6).

Так ведь и божественный Павел познал, говорится, Бога, - поняв, что Тот выше всякого сущего разумения и знания: почему он и сказал, что «неисследимы пути Его, и неисповедимы суды Его» (ср. Рим. 11: 33), и «неизреченны дары Его» (ср. 2 Кор. 9: 15), и «мир Его превыше всякого ума» (ср. Фил. 4: 7), - найдя, что Сущий превосходит все, и паче уразумев, что Тот, Кто является причиной всего, - вне всего (6, с. 781). Св. Максим добавляет: «Сказанное здесь отцом восприми по аналогии с телесными глазами: ибо то же, что делает отсутствие света, приводя к бездействию зрительные силы, имеет результатом и неуклонное смотрение прямо на солнце в полдень».

Мы увидели основные мысли великого Дионисия о том, что божественный мрак есть некий предел познания. Но рассмотрим еще большую глубину. Составим некую сферу познания, центром которой является воля Божия. Как говорит божественный Максим Исповедник, комментируя труды св. Дионисия Ареопагита, «форма круга, начинаясь ведь из самой себя, в самой себе и завершается». Сфера – самое совершенное из всех форм. Из этой сферы благолепно преизливаясь от избыточности нисходят Лучи Премудрости Божией, Свет Божий по всем направлениям. Всякий, приближающийся к этой сфере к её пределам, к её очертаниям вступает в Божественный мрак, «неприступный свет», в котором, говорится, обитает Бог (1 Тим. 6: 16), - невидимый из-за чрезмерной светлости и неприступный из-за избытка сверхсущественного светоизлияния. Сфера эта мысленная, поэтому пределы, к которым допускается желающий мудрости, называются очертаниями, а не границами. Теперь мысленно устремите «радиус этой мысленной сферы» в бесконечность и вы получите то, о чем писал божественный Дионисий:

Перейдем в нашей речи уже к тому самому благоименованию, которое богословы решительным образом выделяют из всех других, применяемых к сверхбожественной божественности, называя Благостью, как мне кажется, само Богоначальное бытие, имея при этом в виду, что для Добра существовать, означает распространять благость во всё сущее. Ибо, как солнце в нашем мире, не рассуждая, не выбирая, но просто существуя, освещает всё, что по своим свойствам способно воспринимать его свет, так и превосходящее солнце Добро, своего рода запредельный, пребывающий выше своего неясного отпечатка архетип, в силу лишь собственного существования сообщает соразмерно всему сущему лучи всецелой Благости (6, с. 293).

Устремив в бесконечность радиус шара, вы получаете бесконечный шар, который безόбразен, форму которого невозможно описать, вы получаете образ Бога, точнее некоторое приближение к образу Бога. Поэтому с чувством глубокого благоговения и с полным сознанием бессилия человеческого разума приступает человек к великой тайне бытия Божественного, используя высоты Ареопагитской апофатики. Вот как описывает этот процесс Епифанович С.Л.:

Мысль его (человека) устремляется к тому Высочайшему Бытию, от Которого все зависит как от Верховного Начала, от Которого проистекает вся красота и величие мироздания. Она пытается непосредственно обнять и постигнуть Его. Но все попытки её каждый раз приводят только к отрицательным результатам. Ум наш может познать только то, что есть некая Причина, а не то, чтό такое Она есть. Бог выше всего, что только мы можем о Нем помыслить. Поэтому самое истинное познание Бога по существу – есть незнание. Оно сводится к отрицанию за Ним в силу Его превосходства ( ) всяких свойств и качеств, всякой множественности и сложности, отличающей тварное бытие, всяких мыслимых категорий, а даже понятия сущности и движения. В этом суть апофатического богословия. Оно сплошь отрицательно. Положительное содержание его заключается в том невыразимом и неизреченном ощущении Бога, которое даётся в мистическом акте как результат апофатического возвышения над всем бытием. Это и есть «таинственное богословие», познание Бога по существу, то высшее осияние ума в экстатическом состоянии, которое производится премысленным соединением с Божеством. Таких неизреченных озарений удостаивались святые (6, с. 55).

Основные виды наук, используемых в Креатологии[править]

Ab initio[править]

Креатология, в принципе это наука о человеке и о его взаимодействии с мировым уровнем знаний. Причем рассматривается не просто человек, а человек творческий, талантливый или гениальный. Однако, это взаимодействие талантливого или гениального человека с мировым уровнем знаний нельзя описать в терминах чувственного мира, ибо кроме тела у человека имеется душа, и тогда возникает необходимость описывать его в терминах умопостигаемого мира, в терминах духовного мира. Следует также отметить, что всем в мире, в том числе и талантливым или гениальным человеком, управляет некая надличностная Сила, Сила Бога, именуемая Силой Святого Духа. Эта Сила, действующая также и в мире чувственном, называется Промыслом Божиим. И поэтому такого человека следует описывать в терминах богословия или теологии. Наконец, действия человека в мире можно описать в терминах многих других наук, включая математику, физику, психологию и пр. Исходя из этих соображений, дадим перечень наук и учений, используемых в Креатологии

Философия

  • Метафизика
  • Космология
  • Философская антропология
  • Креативная социология
  • Этика
  • Эстетика и философия искусства
  • Философия искусства
  • Философия истории и культуры
  • Социальная философия
  • Религиозная философия
  1. Богословие, Теология
  2. Культура
  3. Античные учения о гармонии
  4. Системы метафизики света
  5. Психология
  6. Характерологическая креатология
  7. Классический психоанализ
  • философский (Г. Маркузе)
  • аналитическая психология (К.Г. Юнг)
  • экзистенциальный психоанализ (Ж. Сартр, Бингсвангер, М. Босс)
  • психология самости (Х.Кохут)
  • индивидуальная психология (А.Адлер)
  • психоаналитическая герменевтика (А. Лоренцер)
  1. Синергетика
  2. Теория катастроф
  3. Теория марковских процессов и марковских полей
  4. Теория минимальных поверхностей
  5. Астрофизика
  6. Общая теория относительности
  7. Теория флуктуаций яркости Млечного пути (астрономия)

Математика

  • Алгебра Линейная алгебра
  • Абстрактная алгебра •
  • Дифференциальная алгебра
  • Математический анализ
  • Комплексный анализ •
  • Функциональный анализ
  • Геометрия и Топология
  • Аналитическая геометрия •
  • Планиметрия
  • Стереометрия •
  • Неевклидова геометрия •
  • Дифференциальные геометрия и топология
  • Теории Теория вероятностей •
  • Теория категорий •
  • Теория множеств •
  • Теория чисел
  • Прикладная математика
  • Математическая статистика
  • Арифметика •
  • Дифференциальные уравнения
  • Дискретная математика •
  • Математическая логика

Физика

  • Классическая механика
  • Специальная теория относительности
  • Теоретическая механика
  • Общая теория относительности
  • Релятивистская механика
  • Газодинамика
  • Гидродинамика
  • Гидростатика
  • Прикладная механика
  • Небесная механика
  • Начала термодинамики
  • Уравнение состояния
  • Термодинамические величины
  • Термодинамические потенциалы
  • Термодинамические циклы
  • Фазовые переходы
  • Общее начало термодинамики
  • Первое начало термодинамики
  • Второе начало термодинамики
  • Третье начало термодинамики
  • Электростатика и Электродинамика
  • Магнитостатика и Магнитодинамика
  • Релятивистская электродинамика
  • Квантовая электродинамика
  • Магнито- и электродинамика сплошных сред
  • Магнитогидродинамика
  • Электрогидродинамика
  • Колебания и волны
  • Физическая оптика
  • Волновая оптика
  • Квантовая оптика
  • Нелинейная оптика
  • Теория испускания света
  • Теория взаимодействия света с веществом
  • Спектроскопия
  • Лазерная оптика
  • Фотометрия
  • Физиологическая оптика
  • Акустооптика
  • Кристаллооптика
  • Геометрическая акустика
  • Психоакустика
  • Биоакустика
  • Электроакустика
  • Гидроакустика
  • Ультразвуковая акустика
  • Квантовая акустика (акустоэлектроника)
  • Акустическая фонетика (Акустика речи)
  • Аэроакустика
  • Музыкальная акустика
  • Цифровая акустика
  • Классическая радиофизика
  • Квантовая радиофизика
  • Статистическая радиофизика
  • Статистическая физика
  • Статистическая механика
  • Молекулярная физика
  • Физическая кинетика
  • Физика атомов и молекул
  • Физика наноструктур
  • Квантовая физика
  • Квантовая теория поля
  • Квантовая статистика
  • Квантовая оптика
  • Квантовая электродинамика
  • Квантовая хромодинамика
  • Физика высоких энергий
  • Классическая теория поля
  • Квантовая теория поля

Другие науки:

  • Астрономия
  • История
  • Филология
  • Социология

Основные модели креатологии[править]


Статьи по Креатологии[править]

  • Доклад на Десятой Международной научной конференции: «Цивилизация знаний: глобальный кризис и инновационный выбор России».

Москва, 24-25 апреля 2009 г. /РосНОУ, ИНИОН РАН, ЦЭМИ РАН/ М.: РосНОУ, 2009

Креатология. Интуитивный потенциал талантливой личности, диссипативные структуры и матрица знаний в креатологии

  • Доклад на 11-й международной конференции: ЦИВИЛИЗАЦИЯ ЗНАНИЙ:Проблемы модернизации РОССИИ

Москва, 23-24 апреля 2010 г.

Креатология. Таланты в науке, образовании, культуре – стратегический ресурс модернизации России.

В чем состоит новизна и превосходство креатологии перед аналогичными разработками в других странах?[править]

В многочисленных статьях и нескольких монографиях автор – с 1990 г. - свободный ученый, независимый ученый отразил результаты фундаментальных исследований в области им же созданном новом научно-богословско-культурологическом универсальном направлении, именуемым креатологией. Движимый только внутренней мотивацией, работающий над новой, неизведанной проблемой, которая была названа «Креатология», без оплаты за научный труд, без государственной поддержки, без поддержки спонсорами и грантами, автор получил степень новизны теоретических фундаментальных разработок такую, что они не имеют аналогов ни в России, ни за рубежом. В чем новизна теоретических исследований Креатологии? Рассмотрим предмет креатологии. Предмет креатологии включает: · исследование потенциала креативной, талантливой, гениальной личности и влияния на него существующих парадигм (или массы идей, взглядов, представлений, присущих различным формам общественного сознания – политическому и правовому сознанию, православной религии, искусству, науке, культуре и пр.), · моделирование потенциала креативной, талантливой, гениальной личности и влияния на него неблагоприятных факторов или пограничных жизненных ситуаций, · моделирование мышления человека – творца при взаимодействии его с потоком парадигм форм общественного сознания, · исследование потоков интуиции человека – творца при взаимодействии его с потоком парадигм форм общественного сознания в процессе творчества, · исследование формирования мировоззрения талантливой личности под влиянием нравственного и догматического богословия православной Церкви и живого соборного опыта Православной Церкви, · исследование и разработку общей теории интуиции, бессознательного психического и научного творчества личности в науке при взаимодействии талантливого исследователя с потоком парадигм различных форм общественного сознания, · исследование и разработку теории поля флуктуирующей плотности потоков выбросов зонда интуиции талантливой личности в процессе научного творчества, · исследование взаимодействия потенциала талантливой личности с новизной порождаемой ею интеллектуальной продукции, · исследование флуктуации интенсивности новизны интеллектуальной продукции талантливой личности в процессе воздействия на неё парадигм, присущих различным формам общественного сознания, · исследование полей знания, образующихся в процессе творчества личности при взаимодействии этой личности с потоком парадигм, присущих различным формам общественного сознания, · исследование и разработку психологической и математической модели интеллектуальной интуиции талантливой личности исследователя в научном творчестве при воздействии на личность групповых норм в науке (парадигм), · исследование и разработку психологической модели мотивационной сферы талантливой личности в научном творчестве при воздействии на личность групповых норм в науке (парадигм), · разработку богословских, философских и психологических оснований мотивационного коллапса и «поверхности» мотивационной сферы при воздействии на талантливую личность групповых норм в науке (парадигм), · исследование и разработку математических моделей мотивационного коллапса и влияния изменения «поверхности» мотивационной сферы на изменение плотности потока выбросов зонда интуиции при воздействии на творческую личность исследователя групповых норм в науке (парадигм), · исследование и разработку математической модели волны блуждающей плотности мотивационных плеяд в процессе творчества креативной или талантливой личности, · исследование оценки новизны интеллектуальной продукции талантливой личности в научном творчестве, · исследование и разработку эволюционной диагностики личности в процессе научного творчества при воздействии на личность групповых норм (систем знаний – парадигм) с целью отбора ресурсов талантов – интеллектуальной элиты, · исследование влияния творчества гениев и талантов на науку, культуру, образование с целью создания новых элементов цивилизационной матрицы знаний, · исследование влияния национальных архетипов на процесс творчества гениев и талантов в науке, культуре, образовании, · исследование влияния гениев на историю науки и историю культурного роста, · исследование исторического процесса как процесса самосознания и самопроявления Духа или Света, проявляющегося через гениальную личность, · исследование творчества гениев при создании концепции гармонии, числа, света в историческом процессе.

Вы видите целый спектр новых понятий, каждое из которых после проведения фундаментальных исследований дало законченный теоретический результат. Вы видите невиданное пересечение научных, богословских, культурологических понятий, в сплаве которых рождается совершенно новое знание. В течение 27 лет автор проводит глобальное фундаментальное научное исследование: «Креатология. Таланты и гении в науке, образовании, культуре – стратегический ресурс развития. Влияние их на инновационный процесс формирования мировой цивилизации». В рамках этого исследования опубликованы 50 статей и четыре монографии. Три из них депонированы в ВИНИТИ РАН. Вот названия этих трех монографий: 1. Савченко Д.Н. Креатология. Методологические основания в креатологии. Наука и православная религия. / Савченко Д. Н.; ВИНИТИ РАН, М., 2009 – 246 с. илл. Библиограф. 168 назв. Рус. Деп. в ВИНИТИ, № 469 – В 2009 от 13.07 2. Савченко Д.Н. Креатология. Исследование интуиции творческой личности, талантов и гениев в науке, мотивационный коллапс и Теофания / Савченко Д.Н.; ВИНИТИ РАН, М., - 301 с. илл. Библиограф. 172 назв. Рус. Деп. в ВИНИТИ, № 470 – В 2009 от 13.07.09 3. Савченко Д.Н. Креатология. Число. Гармония. Метафизика Света. Том II. / Савченко Д.Н.; ВИНИТИ РАН, М., 2009 - 526 с. ил. Библиограф. 149 с. назв. Рус. Деп. в ВИНИТИ, № 740 – В 2009 от 30.11. 09

Четвертая монография уже появились в продаже и сразу же в некоторых интернет-магазинах была названа бестселлером. Название звучит так: «Д.Н. Савченко. Креатология. Методологические основания и модели. Богопознание и научное знание. Том I.»

В первой монографии определена Креатология – как новая наука, ставящая человека во главу угла как «творца всех вещей», как «микрокосмос», связанный со всей Вселенной и с Богом гармонично и благостно. Креатология проливает неожиданный свет на богопознание и научное знание, на взаимоотношение православной религии и науки. Креатология переосмысливает роль богопознания и научного знания как двух видов знаний, согласующихся и дополняющих друг друга в ареале креатологии при ведущей роли православного духовного начала в познании мира. Возможности роста креатологии как универсального, синтезного направления развития показывают основные принципы креатологии. Их ареал действия весьма впечатляет. Креатология предлагает принцип сочетания античной, византийской, раннехристианской и православной духовной мудрости с интеллектуальными достижениями Запада. Креатология провозглашает принцип стирания граней между наукой и искусством, между наукой, культурой, образованием, а также тесного взаимодействия между наукой и православной религией. Здесь пересекаются области знаний богословия и новейших достижений в области теоретической физики и синергетики, а также психологии, психоанализа, глубинной психологии и символизма, здесь уложены в краткую форму результаты исследований в области Теофании, Богопознания и научного знания при взаимодействии с парадигмами мировой цивилизации, здесь теоретически разрабатываются совершенно новые идеи в новой области: «символической теории интуитивного познания», области, которая является mysterium tremendum. Здесь показано, что Промысл Божий через Теофанию Божию (Лучи Божества) формирует интеллектуальный потенциал общества и находчиво и изобретательно направляет системы знаний (например, науку, культуру, искусство) к благу с наибольшей целесообразностью. «Пролегомены к символической теории интуитивного познания», разработанные автором, представляют мощную философию символического познания, связанного с понятиями: творчество, гений. Эта новая теория в мировой практике также прецедента не имеет, потому, что стоит на основаниях святоотеческого понимания энергии Лучей Божества и энергии мысли. Излагаемый в монографии раздел: «Святоотеческое Богословие Теофании при взаимодействии системы: творческая личность – интеллектуальный потенциал общества» не имеет аналога ни в России, ни за рубежом. Здесь показано, что Теофания - это Божественный свет, нисходящий на творческую личность (неважно, в науке или в искусстве происходит процесс творчества). Теофания делает человека «энергийной иконой», ибо исследователь создан по образу и подобию Божию. Теофания «проливает» на исследователя «световые волны», излучение света. Мощь силы мысли, мысленного излучения порождает новизну открытия в науке. Чем больше «мощь мысленного излучения», тем вероятней появление новой парадигмы в науке.

Во второй монографии впервые в мировой практике теоретически всесторонне исследована проблема поиска и отбора гениев и талантов с целью дальнейшего использования их инноваций в различных сферах науки, культуры, других отраслях. Изучение самого таинственного фактора (психического процесса) творческой личности – интуиции, привело к философской и математической новизне понятия и структуры научного потенциала, представленного в исследовании. На основании изучения зарубежных источников и отечественной литературы обнаружено, что автору первому в мире удалось теоретически исследовать интуицию математическими методами. В ходе этой фундаментальной теоретической работы преодолено нескольких порогов новизны: 1) новизна в постановке предмета исследования (в качестве такого феномена выступает высший психический процесс – интуиция, опыт диагностики которой отсутствует в мировой практике и теоретически чрезвычайно плохо обоснован, кроме того в качестве предмета рассматриваются качества интуитивно-одаренной личности, семантика интуитивного процесса), 2) новизна в теоретической и методологической основе (в качестве такой основы принимается новая наука – креатология и новое, в рамках креатологии направление: эволюционная диагностика талантливой личности исследователя), новизна в математическом аппарате моделирования и диагностики интуиции и качеств интуитивно-одаренной личности, а также в семантике интуитивного процесса, новизна в привлечении нескольких научных направлений для решения столь серьезной и сложной проблемы как эволюционная диагностика и моделирование интуиции (здесь привлекались синергетические направления, рассматривались диссипативные структуры в моделировании, методы теории катастроф, марковские процессы и марковские поля, минимальные поверхности в римановом многообразии, теоретические основы психологии, психоанализа и глубинной психологии, механическая проблема общей теории относительности – гравитационный коллапс массивной холодной звезды (раздел астрофизики), неевклидовые пространства (топология), динамические модели науки и др.). Опираясь на известные парадигмы психологии, психоанализа и глубинной психологии автором предложена «вероятностная модель поля флуктуирующей плотности потока выбросов зонда интуиции» не имеющая аналога в мировой практике, полученная на пересечении таких взаимно далеких областей знаний: психологии, психоанализа и глубинной психологии, теории флуктуаций яркости Млечного пути (астрономия) и теории марковских процессов, модель, дающая теоретическую возможность исследования интуиции с использованием математических методов. Автором поставлен вопрос: как «диагностировать» талант? И как его увидеть? Ответом на этот вопрос явилась совершенно новая, не имеющая аналогов в России и за рубежом теоретическая разработка: «Начала теории эволюционной диагностики и моделирования творческой личности исследователя в науке. Принципы формирования на основе этой теории новых тестов эволюционной диагностики гениев и талантов в науке». Рассмотрены понятия «талант» и «гений». В этой связи исследованы генетические и наследственные основы гениальности. Уточнены содержательные аспекты вопроса о границах между талантом и гением. Ресурс, который назван в книге «интеллектуальной элитой» является для любого государства самым важным. Это важнее нефти, газа, электричества и т.д..Это означает, что обладая таким ресурсом, можно сделать невероятный прорыв в технологии, экономике, науке, образовании, вооруженных силах, словом победить в конкурентной борьбе. Вот почему были ценны Королев, Курчатов, Келдыш, Ландау, П. Капица, Сахаров. Вот почему СССР был первым в космической гонке и в ядерной физике. Поэтому не жалко денег на выращивание таких Королевых, Курчатовых, Келдышей, Капиц, Ландау и Сахаровых. В книге показано, что по использованию этого ресурса Россия отстает от США, Франции, Японии на 50 лет. Представленная в монографии модель мотивационного коллапса получена на пересечении таких взаимно далеких областей знаний: психологии, психоанализа и глубинной психологии, механической проблемы общей теории относительности – гравитационного коллапса массивной холодной звезды (раздел астрофизики), неевклидового пространства (топология), теории катастроф и динамических моделей науки. Эта модель неизвестна как в России, так и за рубежом. Понятие «мотивационный коллапс» впервые в мире введен автором в теоретическом аспекте креатологии. Глава V, в которой отражена эта модель, названа так: «Мотивационный коллапс талантливой личности в науке и Теофания». Представленные в монографии теоретические разработки и модели также не имеют аналогов ни в России, ни за рубежом.

В третьей монографии рассмотрен длительный исторический процесс, в котором выдающиеся духовные или культурные явления порождаются выдающимися людьми: гениями или талантами. Целью такого фундаментального исследования является поиск глубоких метафизических принципов, положенных в основу как мироздания, так и самого человека и управляющих протекающими в них процессами. Другими словами исследуются гении и таланты, взятые отдельно как действующие личности в истории, а также сам исторический процесс, являющийся процессом проявления Духа истории. Здесь заявлена научная истина, что ход истории показывает, что им управляет неведомая сила и, одновременно, невидимая сила, сила, которая известна под разными именами, но в христианской философии и богословии она носит название Сила Святого Духа, или, иначе, Свет. Этот невидимый Свет, даёт гениям и талантливым личностям в нужный исторический момент те идеи или те или иные инсайты, которые спустя некоторое время после воплощения их, считаются культурными достижениями или открытиями в науке. В монографии представлен второй преодоленный порог новизны: впервые в современной России XXI века рассмотрен исторический процесс как процесс самосознания и самопроявления Духа или Света, являющийся через талантливую или гениальную личность В этой монографии читателя ждет встреча с пионерскими теоретическими разработками, не имеющими аналога в России. Читатель впервые встретится с фундаментальной проработкой метафизики света и его представления об историческом процессе значительно расширятся. Хотя отдельные статьи в этом направлении имеют место, но глубокое исследование в области метафизики света отсутствует. В области гуманитарных наук современной России впервые разработана такая проблема с достаточной точностью и глубиной охвата и она даст читателю значительное поле для размышлений. Всеми этими гениями и талантами, определившими духовный, мистический, культурный поворот в истории человечества управляла неведомая сила и, одновременно, невидимая сила, сила, носящая название Сила Святого Духа, или, иначе, Свет. Этот невидимый Свет дал гениям и талантливым личностямv в нужный исторический момент «мысленное излучение идей» обладающее разной интенсивностью в различные промежутки времени. Эта интенсивность – вследствии флуктуации плотности потока выбросов зонда интуиции сильно меняет новизну, оригинальность идей, приводя зачастую к кардинальному повороту в той или иной области науки, философии, искусстве, образовании, культуры. Здесь отмечена роль гения или таланта в создании поворотных точек в истории. В книге подтверждено твердое убеждение, основанное на исследованиях креатологии, что когда идет взаимодействие талантливого ученого (либо талантливого человека в других сферах знаний) с потоком парадигм (системами знаний) в науке, искусстве, философии, культуре, тогда возникает ситуация креатологическая, ибо накопленные человеком знания и опыт вступают в контакт с большими системами знаний, идет «диффузия» знаний во внутреннюю психическую сферу исследователя, и, наконец, инсайт, интуитивное прозрение свидетельствуют часто о начале новой эры в той области знаний, в которой исследователь хочет добиться нового, неизведанного результата. В любой отрасли знаний: в науке, философии, искусстве, культуре имеет место такое пересечение знаний человека с большими системами знаний. Креатология таким образом становится Меганаукой, ибо любая отрасль знаний делается объектом контакта со знаниями человека, например, физик имеет дело с современными парадигмами физики и космологии, философ – с современными представлениями философии, ученый любой отрасли знаний также реагирует на парадигмы системы знаний своей отрасли. Здесь могут быть использованы любые смелые идеи из других отраслей знаний. Что касается искусства, как «формы культуры, включающей в себя все виды художественного творчества и их результаты в качестве множества конкретных произведений», то здесь вероятность встречи таланта с несколькими областями знаний (системами знаний) весьма велика. В итоге исследования был сделан предварительный вывод, что Отцы и учители церкви всегда так и понимали мир, как гармоническое и органическое целое, пронизанное лучами зиждительного Логоса и Премудрости. Эта "логосность" мироздания обнаруживается повсюду, она отображает волю Создателя и Промыслителя. Логосы вещей, явлений, стихий суть отблески Логоса Божия. Это органическое единство мировой гармонии требует признания единой управляющей всем миром Воли, Промыслительного Логоса, Мировой Души. Богословское мировоззрение нас к этому также приводит. Углубление в тайны мирового художества Бога, почивающими в творческом "да будет" и исследование таинственных глубин все больше раскрывающегося научного естествознания, подтверждает это. Слепые "законы природы" оживают и становятся разумной, живой, одушевляющей эту природу силою. Бог творит не готовые факты, а факторы, которым дано осуществлять в действительности это творческое задание, творить и производить. Природа есть живое целое.

Кардинальная новизна такова: 1. всюду Свет, следовательно, важны исследования в области метафизики Света и богословия Света, а мистический опыт гениев и талантов приносит в исторический процесс величайшие достижения и открытия. 2. Таких разработок не обнаружено ни в России, ни за рубежом. Это – несомненный приоритет.

Ресурсы (сайты в Интернете)[править]

Статьи по различным сторонам исследований в области креатологии можно скачать на сайтах:

http://stories.pageforyou.ru/savchenko/

https://sites.google.com/site/kreatologia/

http://dn756.narod.ru/5.html

http://samlib.ru/editors/s/sawchenko_d_n/

Литература ко всей статье «креатология»[править]

1. Налчаджян А.А. Интуитивное познание и некоторые теоретические проблемы психологии. Автореф. дисс. на соиск. учен. степени д-ра психол. наук. – Ереван, 1974.

2. Савченко Д.Н. Креатология. Методологические основания и модели. Богопознание и научное знание. Том I – М.: ООО «Рециклинг», 2010.

3. Епифанович С.Л. Преподобный Максим Исповедник и византийское богословие. М.: «Мартис», 2003, 223 с.

4. Богословские труды. Сборник 39 – й. – М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2004. – 398 с.

5. Преподобный Максим Исповедник. Творения. М.: «Мартис», Кн. 2, 1993. – 350 с.

6. Дионисий Ареопагит. Сочинения. Максим Исповедник. Толкования. Научное издание. – СПб.: «Изд-во Алетейя», 2002., - 864 с.

7. Интуиция и научное творчество. – М., 1981.

8. Савченко Д.Н. Концепция эволюционной диагностики личности студента в научном и техническом творчестве// Пути совершенстивования форм организации научного и технического творчества студентов / Научн. Исследования в высш. школе: Обзор. информ. НИИВШ, вып. 5, 1987.

9. Савченко Д.Н. Креатология. Методологические основания и модели. Богопознание и научное знание. Том I. Часть II. Исследование интуиции творческой личности, талантов и гениев в науке, мотивационный коллапс и Теофания / Савченко Д.Н.; ВИНИТИ РАН, М., - 301 с. илл. Библиограф. 172 назв. Рус. Деп. в ВИНИТИ, № 470 – В 2009 от 13.07.09

10. Лазурский А.Ф. Классификация личностей. М. – Пг.: 1923. 280 с.

11. Савченко Д.Н. Концептуальная модель эволюционной диагностики личности студента в научной деятельности// Разработка научных основ интенсификации научно-исследовательской, конструкторской и проектной работы студентов. Отчет по НИР. НИИВШ. – М., 1988 № ГР 01.8.80081553.

12. Налчаджян А.А. Интуитивное познание и некоторые теоретические проблемы психологии. Автореф. дисс. на соиск. учен. степени д-ра психол. наук. – Ереван, 1974.

13. Мартино Дж. Технологическое прогнозирование. М.: 1977, 589 с.

14. Савченко Д.Н. Концепция диагностики личности студента в научном и техническом творчестве // Анализ эффективности функционирования системы научно-технического творчества студентов. Отчет по НИР НИИВШ. М.: 1987. № 018700083149, - 99 с.

15. Савченко Д.Н. Методология исследования системы «креативная личность – интеллектуальный потенциал общества» (основания креатологии) // Развитие творческой активности студентов в учебной, научно-исследовательской и социально-политической деятельности: Сб. науч. Тр. – М.: НИИВШ.-1990.

16. Богоявленская Д.Б. Интеллектуальная активность как проблема творчества. Ростов н/д., 1983. – 250 с.

17. Лейтес Н.С. О психофизиологических основах активности // Вопросы психофизиологической активности и саморегуляции личности. Вып. 1. , 1975, Свердловск, 1975, с. 14-16.

18. Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику: теоретико-методологические основания и психодиагностические возможности. М.: 1983. – 157 с

19. Савченко Д.Н. Исследование основного фактора потенциала личности – интуиции// Исследование путей интенсификации систем подготовки будущих специалистов к научно-технической деятельности в условиях ее интеграции с наукой и производством: Отчет о НИР / НИИВШ, № ГР 018900076631 – М.: 1989. – 306 с.

20. Эткинс П. Порядок и беспорядок в природе. – М.:1987.

21. Рейф Ф. Статистическая физика. – М.: 1977.

22. Хакен Г. Синергетика. – М.: 1980.

23. Пригожин И. От существующего к возникающему. – М.: 1985.

24. Свирежев Ю.М. Нелинейные волны, диссипативные структуры и катастрофы в экологии. – М., 1987.

25. Кулагин Б.В. Основы профессиональной психодиагностики. Л.: 1984. - 420 с.

26. Вентцель Е.С., Теория вероятностей, - М., 1967.

27. Аллахвердян А.Г., Мошкова Г.Ю., Юревич А.В., Ярошевский М.Г. Психология науки. М.: Московский психолого-социальный институт - Изд-во «Флинта», 1998. -324 с.

28. Лосев А.Ф. Бытие – имя – космос. М.: Мысль, 1993.- 958 с.

29. Преподобный Максим Исповедник. Творения. М.: «Мартис», Кн. 2, 1993. – 350 с.

30. Гомперц Теодор. Греческие мыслители. Минск.: «Харвест», 1999. – 750 с.

31. Ямвлих. Жизнь Пифагора. Изд-во Русского Христианского гуманитарного института. – СПб, 1997. – 195 с.

32. Лосев А.Ф. Бытие – Имя – Космос. М.: Мысль, 1993.-958 с.

33. Лосев А.Ф. История античной эстетики (ранняя классика) – М.: АСТ., 2000, 621 с.

34. Лосев А.Ф. История античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития. Кн. 2. – М.: Искусство, 1994,- 676 с

35. Лосев А.Ф. История античной эстетики. Софисты. Сократ. Платон.-М.: ООО «Изд-во АСТ»; Харьков: Фолио, 2000, -846 с.

36. Лосев А.Ф. История античной эстетики. Высокая классика – Харьков: Фолио; М.: «Издательство АСТ», 2000. – 624 с.

37. Философский словарь: Основан Г.Шмидтом. – 22-е, новое, переработ. изд. под ред. Г. Шишкоффа / Пер. с нем. / Общ. Ред. В.А. Малинина. – М.: Республика, 2003. – 575 с.

38. Богословские труды. Сборник тридцать девятый. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви. – 2004.-397 с.

39. Мейендорф И., прот. Византийское наследие в Православной Церкви. – К.: Центр православной книги, 2007. -352 с.

40. Архимандрит Киприан (Керн) Диссертация на степень доктора церковных наук. Православный богословский институт в Париже. Париж: YMCA-Press, 1950.

41. Протопресвитер Иоанн Мейендорф. “Жизнь и труды святителя Григория Паламы. Введение в изучение”. Перевод с франц. Серия Subsidia Byzantinorossica. - СПб.: Byzantinorossica, 1997 г. 479 с.

42. Савченко Д.Н. Модель управления научным потенциалом исследователя// Направления совершенствования системы управления научно-исследовательской деятельностью вузов. Сб. науч. тр. – М., НИИВШ, 1989.

43. Thom R. Stabilite structurelle et morphogenese. – N. Y.: 1972.

44. Яблонский А.И. Математические методы в исследовании науки. – М.: 1986.,250

45. Савченко Д.Н. Эволюционная диагностика – один из основных факторов поиска талантов в научно-исследовательской деятельности высшей школы// Пути повышения эффективности научного потенциала высшей школы. Тезисы докладов Всесоюзной конференции 18-20 октября 1988., М.: изд-во МАИ, 1988.

46. Томпсон Дж. М.Т. Неустойчивости и катастрофы в науке и технике. М.: 1985., - 300 с

47. Вапник В.Н., Червонинкис А.Я. Теория распознавания образов, М.: 1974, - 250 с.

48. Марголис Дж. Личность и сознание. М.: 1986. – 320 с.

49. Баруча-Рид А.Т. Элементы теории марковских процессов и их приложения. М., 1969.

50. Ramakrishnan A., A Stochastic Model of a Fluctuating Densiti Field: I, II. Astrophys. J., vol. 119, pp. 443-455, 682-685, 1954.

51. Чандрасекар С. Перенос лучистой энергии. – М., ИЛ, 1953.

52. Чандрасекар С. Стохастические проблемы в физике и астрономии. – М., ИЛ, 1947

53. Chandrasekar S., Münch G. The Theory of Fluctuations in Brightness of the Milky Way. I-IV, Astrophys. J., vol. 112, pp.110-122, 1951; vol. 115, pp.94-102, 103-123, 1952

54. Münch G. Stochastic Processes of Astronomical Interest, Proceedings of the Simposia in Applied Mathematics, vol.7, Applied Probability, pp. 51-66, -McGraw – Hill, 1957.

55. Münch G. The Theory of Fluctuations in Brightness of the Milky Way: VI, Astrophys. J., vol.121, pp. 291-299, 1955.

56. Акегян Т.А. К теории флуктуаций яркости Млечного пути и Метагалактики. Вестник ЛГУ, т. 11, 145-154, 1956.

57. Проблемы научного творчества в современной психологии. М.: 1971 – 450 с.

58. Маслоу Абрахам. Мотивация и личность. 3-е изд./ Пер. с англ. – СПб. : Питер, 2007. – 362 с.

59. Савченко Д.Н. Концепция эволюционной диагностики личности студента в научном и техническом творчестве// Пути совершенствования форм организации научного и технического творчества студентов / Научн. исследования в высш. школе: Обзор. информ. НИИВШ, вып. 5, 1987.

60. Селье Г. От мечты к открытию. Как стать ученым. М.: 1987. - 358 с.

61. Аллахвердян А.Г., Мошкова Г.Ю., Юревич А.В., Ярошевский М.Г. Психология науки. М.: Московский психолого-социальный институт - Изд-во «Флинта», 1998. -324 с.

62. Моль А.Теория информации и эстетическое восприятие. М.: 1966. 350 с.

63. Леви П. Введение в топологию. М.: 1980. -512 с.

64. Математическая энциклопедия в 5 Т. М.: 1984. Т. 5, - с. 287.

65. Фу К. Последовательные методы в распознавании образов и обучении машин. М.: 1987. -290 с.

66. Теория поля Курта Левина// Ярошевский М.Г. История психологии. М.: 1976, -463 с.

67. Бескова И.А. Эволюция и сознание: (когнитивно-символический анализ).— М.: 2001. — 351 c.